Деловой Омск

Деловой Омск

16 июня 2017 07.00Интервью

Эмма Васильева: «Омская школа дизайна просвещала горожан 20 лет. Пришло время себя продавать»

О создании третьего флагмана развития региона, арт-резиденции как бизнес-проекте, а также о том, как превратить Омск в точку притяжения креативного класса, «ДО» пообщался с руководителем проекта «Омская арт-резиденция», директором фестиваля «Формула моды: Восток-Запад», членом Союза дизайнеров России и преподавателем, снабжающим весь мир именитыми модельерами, Эммой Васильевой.

Эмма Васильева: «Омская школа дизайна просвещала горожан 20 лет. Пришло время себя продавать»

Александр Румянцев

В этом году «Формула моды» впервые проходит в рамках арт-резиденции. Давайте начнем с принципиальных плюсов фестиваля. Например, насколько это мероприятие финансово прибыльно?

— Омская школа дизайна костюма демонстрирует свой взгляд на культуру уже больше 20 лет. В культуре большое место сегодня занимает мода. Каким бы эфемерным, переменчивым ни было это понятие, все-таки мода — это предельно жесткий бизнес, в котором нужно выживать, каждый год создавать коллекции, думать, делать и снова выживать. Понятно, что в Омской школе дизайна и институте дизайна и технологий мы модой как бизнесом не занимаемся, но этим занимаются наши студенты, выпускники. Поэтому база омской арт-резиденции — эта наша школа дизайна и конкурс «Формула моды: «Восток-Запад», где мы как раз демонстрируем, как умеем мыслить и материализовать мысли в данном случае в костюм, который затем продается.

Арт-резиденция не ограничивается костюмом. Слово «стиль» здесь звучит в рамках таких понятий, как «медиа», «айти», «ивент». Стало тесно?

— Появились амбиции, мы решили создать качественную среду для креативного класса в городе-миллионнике. Соберем ребят, которые думают, мыслят и видят актуальность в креативных индустриях: ИТ, дизайн, медиа, ивент-технологии, — направлениях, которые есть в опорном университете, коим мы теперь являемся. Это пилотная история, презентационная, где есть урбан-площадка, кинофестиваль «Ширина», фестиваль парикмахерского искусства и дизайна костюма, а также публичные лектории, которые пересекаются с направлениями подготовки вуза. В конце концов, в широком смысле искусство — это и экономика, и физика, и химия. К тому же мы хотим оставить не только смысловые, но и материальные следы в городе.

Я так понимаю, что часть лекций пройдет на финансовой основе?

— Мы просвещаем людей, потому что по-другому нельзя: мы образовательное учреждение. Вообще, опорный университет — это некий драйвер развития территории. Но, конечно, образование сегодня — услуга, никто этого не скрывает. Некоторые мастер-классы будут платные, другие — открыты для всех горожан без исключения. Нужно, чтобы омичи поняли, насколько это интересно. Сделать все на коммерческой основе в таком городе, как Омск, достаточно сложно, у нас такой подход еще совершенно не развит. Среднестатистический омич пока не готов получать знания за деньги. Мы ждем, когда он скажет: «Да, я хочу как человек, ответственный за себя и свое место в мире, пойти на платную урбан-лекцию». А сейчас мы просвещаем студентов, горожан, показываем им многообразие культуры и знаний.

Можно говорить о том, что в будущем этот проект будет полностью поставлен на коммерческие рельсы?

— Не уверена. Но какие-то направления, возможно, будут коммерциализированы. Мы долго просвещали, и, думаю, что уже нужно начинать себя продавать. Есть уровень Омской школы дизайна. Есть люди, которые к нам едут, спикеры, которых мы привозим из разных городов и даже из-за границы. Нам есть что предложить.

Мы делаем лучшую технику в области связи, но с эстетической точки зрения наш продукт не конкурентоспособен. Так оденьте железяки в «красивое платье»!

Говоря о «материальных следах», вы, наверное, имели в виду ту архитектурную конструкцию, что появится у Лицейского театра? Ваша самоцель — выйти вовне? Ведь это похоже на такую околомаркетинговую историю.

— Да, речь в частности о Лицейском театре. Мы выводим опорный вуз за его стены, занимаем определенную позицию, показываем, что умеем делать. Есть хорошая фраза о том, что финансы идут к тем, кто их умеет принимать. Поэтому будем надеяться, что мы сумеем создать историю извне и принять какие-то дальнейшие вливания в наше дело. К нам приехал замечательный архитектор Алексей Комов, человек, который имеет четкое представление о служении и в первую очередь служении молодежи. И с другой стороны, ему свойственно видеть во всем абсолютно точную материальную основу. И он следит за объектами, которые мы будем ставить. Думаем, что Лицейский утвердит проект, который он с ребятами разработал. Еще один объект будет размещен у Тарских ворот. Это прикольная арка-скамейка.

Возвращаясь к «Формуле моды» и новым возможностям в рамках арт-резиденции, уточню: вы надеетесь таким образом задержать в Омске ценные кадры?

— Несмотря на то что Омская школа дизайна воспитывает именитых модельеров, бизнес предпочитает здесь не оставаться. У партнеров арт-резиденции, правительства Омской области и Межгосударственной корпорации развития есть большая надежда на то, что из этого можно сделать яркий бизнес-проект. «Формула моды», и она это за свою историю демонстрировала сотни раз, дает то, в чем весь мир испытывает серьезный дефицит, — идеи.

Я разговаривала с теми же Юлей Русиновой, Ермеком Хапизовым (известные омские модельеры. — Прим. ред.), которые утверждают, что огромное количество одежды уходит на экспорт. Может, поэтому нет смысла задерживаться в Омске?

— Пусть в нашей одежде ходят китайцы, индийцы, да и вообще кто угодно, главное, чтобы эту одежду шили здесь. Задачи одеть омичей в омское никто не ставит.

Почему нет? Сегодня это модно.

— Это не совсем правильно, примерно так же, как одеть всех россиян в российское. Это же рамки, а рамки нужно расширять — мир сегодня глобален. Когда понимаешь, насколько ты интересен в мире, ты осознаешь, насколько тебе важны корни. В Омске есть талантливые люди, идеи, которые могут иметь совершенно коммерческую историю, и не важно, кто будет их покупать.

Может ли глобализация являться первопричиной того, что часть модельеров уехала работать в Москву, часть — в Китай? Да и отшиваются там же.

— Страшного в глобализации ничего нет. То, что люди вообще мигрируют по миру, это круто. Мыслишь ты себя локально или глобально — это выбор каждого. Мы хотим создать точку притяжения в Омске, чтобы здесь закипала какая-то креативная масса. Да, она может уехать, но в эту точку хочется зайти, посмотреть, увидеть, купить, самообразоваться.

Если от концепции ивента все-таки перейти к мысли о производстве. Омск наверняка тоже может давать такие возможности. Отшивайтесь здесь, а потом отправляйте куда душе будет угодно.

— Не вопрос. Производство и арт-резиденция — вещи разные, но в представлении партнеров — связанные между собой. У моды есть еще одна история — это ткани. Мы можем очень стараться, но нужно признать, что ткани умеют делать в Италии и Шотландии. В Омске же есть кафедра, где готовят хороших, как нигде в мире, «трикотажников». И этот трикотаж здесь производить могут. Сегодня это самый трендовый, модный материал.

В современном мире спасают простые решения. Печать на тканях можно делать и в Омске. Знаю прекрасный пример Вологды, их льняные ткани выставлялись на VISION. Производство обанкротилось с приходом нового губернатора. Поэтому важна заинтересованность партнеров и власти. Арт-резиденция — это в большей степени смысловое пространство, а во-вторых, поиск технологического базиса, который будет ее подпитывать как некий проект с бизнес-историей. Естественно, что для меня это тоже открытое окно, в которое нужно войти и засучить рукава.

Зампред областного правительства Владимир Компанейщиков говорил, что арт-резиденция — чуть ли не локомотив, на котором мы Омск и повезем.

— Сегодня основную прибавочную стоимость создают идеи и творческие люди. И с этим, как я говорила, проблем нет. Проблема в том, как это конвертировать в материальное производство. Неважно, где живет дизайнер. Он приедет в Омск, если у него здесь будет возможность реализовать идею. К нам поедут и Дольче, и Габбана, и молодые дизайнеры. У нас для этого есть все предпосылки…

Мы просто привыкли, что у нас хвалятся оборонкой, сельским хозяйством. Непросто заявить, что нашим принципиальным флагманом вдруг будет другое направление… Нестыковка.

А нужно ли? Регион долго позиционировал себя как раз с точки зрения развития оборонки и сельского хозяйства.

— Мы делаем лучшую технику в области связи, но с эстетической точки зрения наш продукт не конкурентоспособен. Так оденьте железяки в «красивое платье»! С промышленным дизайном вообще беда в России. Объединение ОГИСа и политехнического вуза — это сигнал для появления новой специальности. Мы можем делать лучшие в мире утюги, но люди будут продолжать покупать симпатичный Philips. Эстетическая составляющая в ценообразовании продукта сегодня составляет до 70%.

Но перспектива открытия направления промышленного дизайна в омском вузе ставит вопрос о том, кто же будет студентов учить этому?

— Единственная кафедра, которая себе может позволить «промышленный дизайн», конечно же, находится в екатеринбургском вузе. У нас кадров для этого нет, но это вполне решаемый вопрос. И он, опять же, касается политической воли. Государство должно увидеть в этом бизнес.

Промышленный дизайн — это стык технического и гуманитарного направлений. Зачем создавать как товар сверхчеловека, почему нельзя работать в команде?

— Это достаточно сложная технологическая штука. Дизайнер в этом случае должен быть еще и инженером. Потому что просто так закрепить плату в любой ящик нельзя. Он должен обладать совокупностью знаний. Промышленный дизайнер — тот, у кого есть и идеи, и понимание, как забить молотком гвоздь, чтобы не разбить стену. В школе всех поделили на гуманитариев и технарей. Это слияние двух культур. Арт-резиденция направлена на подобное объединение, но эту совершенно крутую историю мы пока не прожили. В любом случае, если в стране ставится задача необходимости промдизайна, то ее можно решить. Нужно посмотреть, где еще в мире есть такой опыт объединения, чтобы почерпнуть знания и пригласить нужных специалистов.

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 23 (177) от 13 июня 2017 года и на сайте ИА «Деловой Омск» (свидетельство ИА № ТУ55-00493 от 25.03.2015 г.)

Добавить комментарий
Преображение 3.0: как похудеть за 7 дней

Преображение 3.0: как похудеть за 7 дней

Светлана Машкова и Александр Стрельников лично оценили омский санаторий «НИКА».

Буква гласности: онлайн-реакция на пресс-конференцию Путина

Буква гласности: онлайн-реакция на пресс-конференцию Путина

Ежегодно общение президента с прессой плодит десятки мемов. Пока вы внимаете главе государства, «Класс» транслирует реакцию соцсетей в режиме нон-стоп.

Александр Горлов, фронтмен PalmLine: «Нужно иметь шило в заднице. Очень помогает»

Александр Горлов, фронтмен PalmLine: «Нужно иметь шило в заднице. Очень помогает»

Омская банда, играющая альтернативный рок, рассказала «Классу» о местной сцене, конкуренции между музыкантами и объяснила, чем английский язык лучше русского.

Преображение 3.0: золотые люди

Преображение 3.0: золотые люди

Героями третьего, самого праздничного предновогоднего преображения стали омский ювелир Александр Стрельников и фотомодель, блогер, самая узнаваемая златовласка Омска Светлана Машкова.

Предновогодний культпросвет: 5 событий до конца года

Предновогодний культпросвет: 5 событий до конца года

Итоги работы омских художников, ренессанс от «Тарских ворот» и енотовидная собака в паре с гусем — планируем программу на последние недели 2017-го.

Что омичи знают о взятках?

Что омичи знают о взятках?

В минувшие выходные отмечался Международный день борьбы с коррупцией. «Новый Омск» спрашивает у читателей, что они знают об истории возникновения взяточничества, о законных подарках чиновникам и самых ...

Дмитрий Борисенков, «Черный обелиск»: «В 80-е тяжелую музыку слушали совсем оголтелые. Казалось, выступаешь для больных»

Дмитрий Борисенков, «Черный обелиск»: «В 80-е тяжелую музыку слушали совсем оголтелые. Казалось, выступаешь для больных»

О поколениях металлистов, пустых залах и выборе в пользу «заезжать в проходные города» — в интервью с фронтменом группы с 30-летней историей.

Горячие камни и жемчужный нейл-крем: как получить в подарок заботу и красоту?

Горячие камни и жемчужный нейл-крем: как получить в подарок заботу и красоту?

Участницы проекта «За подарками» протестировали топовые процедуры в салоне «Аура бьюти».

Море не аргумент: премьера спектакля «Вдох-выдох» в Омске

Море не аргумент: премьера спектакля «Вдох-выдох» в Омске

Острая и злободневная работа Евгения Бабаша о маленьких городах и их детях.

Опасные игры в омской «Галерке»

Опасные игры в омской «Галерке»

Театр представил вниманию зрителей новый спектакль «Игра со смертью» про одноименной пьесе драматурга Аркадия Аверченко. Режиссером постановки выступил Владимир Витько.

Сто лет без одиночества: самые крепкие супружеские ВИП-пары Омска

Сто лет без одиночества: самые крепкие супружеские ВИП-пары Омска

Они вместе со школьной скамьи или студенческой парты. Переживали во время выборных кампаний супругов, ездили с ними в затяжные командировки, поддерживали во время информационных войн, навещали в тюрьме. Как вечно ...

Не пытайтесь покинуть ад: премьера в омской драме

Не пытайтесь покинуть ад: премьера в омской драме

Зрителям представили новый спектакль по по пьесе американского драматурга Теннесси Уильямса.

Из Стамбула с любовью: рецензия на фильм «Город кошек»Видео

Из Стамбула с любовью: рецензия на фильм «Город кошек»

На экраны вышел полнометражный документальный фильм о пушистых хозяевах Стамбула — кошках и людях, чей мир они перевернули. Уверены, эти семь историй покорят ваше сердце.