Деловой Омск

Деловой Омск

16 июня 2017 07.00Интервью

Эмма Васильева: «Омская школа дизайна просвещала горожан 20 лет. Пришло время себя продавать»

О создании третьего флагмана развития региона, арт-резиденции как бизнес-проекте, а также о том, как превратить Омск в точку притяжения креативного класса, «ДО» пообщался с руководителем проекта «Омская арт-резиденция», директором фестиваля «Формула моды: Восток-Запад», членом Союза дизайнеров России и преподавателем, снабжающим весь мир именитыми модельерами, Эммой Васильевой.

Эмма Васильева: «Омская школа дизайна просвещала горожан 20 лет. Пришло время себя продавать»

Александр Румянцев

В этом году «Формула моды» впервые проходит в рамках арт-резиденции. Давайте начнем с принципиальных плюсов фестиваля. Например, насколько это мероприятие финансово прибыльно?

— Омская школа дизайна костюма демонстрирует свой взгляд на культуру уже больше 20 лет. В культуре большое место сегодня занимает мода. Каким бы эфемерным, переменчивым ни было это понятие, все-таки мода — это предельно жесткий бизнес, в котором нужно выживать, каждый год создавать коллекции, думать, делать и снова выживать. Понятно, что в Омской школе дизайна и институте дизайна и технологий мы модой как бизнесом не занимаемся, но этим занимаются наши студенты, выпускники. Поэтому база омской арт-резиденции — эта наша школа дизайна и конкурс «Формула моды: «Восток-Запад», где мы как раз демонстрируем, как умеем мыслить и материализовать мысли в данном случае в костюм, который затем продается.

Арт-резиденция не ограничивается костюмом. Слово «стиль» здесь звучит в рамках таких понятий, как «медиа», «айти», «ивент». Стало тесно?

— Появились амбиции, мы решили создать качественную среду для креативного класса в городе-миллионнике. Соберем ребят, которые думают, мыслят и видят актуальность в креативных индустриях: ИТ, дизайн, медиа, ивент-технологии, — направлениях, которые есть в опорном университете, коим мы теперь являемся. Это пилотная история, презентационная, где есть урбан-площадка, кинофестиваль «Ширина», фестиваль парикмахерского искусства и дизайна костюма, а также публичные лектории, которые пересекаются с направлениями подготовки вуза. В конце концов, в широком смысле искусство — это и экономика, и физика, и химия. К тому же мы хотим оставить не только смысловые, но и материальные следы в городе.

Я так понимаю, что часть лекций пройдет на финансовой основе?

— Мы просвещаем людей, потому что по-другому нельзя: мы образовательное учреждение. Вообще, опорный университет — это некий драйвер развития территории. Но, конечно, образование сегодня — услуга, никто этого не скрывает. Некоторые мастер-классы будут платные, другие — открыты для всех горожан без исключения. Нужно, чтобы омичи поняли, насколько это интересно. Сделать все на коммерческой основе в таком городе, как Омск, достаточно сложно, у нас такой подход еще совершенно не развит. Среднестатистический омич пока не готов получать знания за деньги. Мы ждем, когда он скажет: «Да, я хочу как человек, ответственный за себя и свое место в мире, пойти на платную урбан-лекцию». А сейчас мы просвещаем студентов, горожан, показываем им многообразие культуры и знаний.

Можно говорить о том, что в будущем этот проект будет полностью поставлен на коммерческие рельсы?

— Не уверена. Но какие-то направления, возможно, будут коммерциализированы. Мы долго просвещали, и, думаю, что уже нужно начинать себя продавать. Есть уровень Омской школы дизайна. Есть люди, которые к нам едут, спикеры, которых мы привозим из разных городов и даже из-за границы. Нам есть что предложить.

Мы делаем лучшую технику в области связи, но с эстетической точки зрения наш продукт не конкурентоспособен. Так оденьте железяки в «красивое платье»!

Говоря о «материальных следах», вы, наверное, имели в виду ту архитектурную конструкцию, что появится у Лицейского театра? Ваша самоцель — выйти вовне? Ведь это похоже на такую околомаркетинговую историю.

— Да, речь в частности о Лицейском театре. Мы выводим опорный вуз за его стены, занимаем определенную позицию, показываем, что умеем делать. Есть хорошая фраза о том, что финансы идут к тем, кто их умеет принимать. Поэтому будем надеяться, что мы сумеем создать историю извне и принять какие-то дальнейшие вливания в наше дело. К нам приехал замечательный архитектор Алексей Комов, человек, который имеет четкое представление о служении и в первую очередь служении молодежи. И с другой стороны, ему свойственно видеть во всем абсолютно точную материальную основу. И он следит за объектами, которые мы будем ставить. Думаем, что Лицейский утвердит проект, который он с ребятами разработал. Еще один объект будет размещен у Тарских ворот. Это прикольная арка-скамейка.

Возвращаясь к «Формуле моды» и новым возможностям в рамках арт-резиденции, уточню: вы надеетесь таким образом задержать в Омске ценные кадры?

— Несмотря на то что Омская школа дизайна воспитывает именитых модельеров, бизнес предпочитает здесь не оставаться. У партнеров арт-резиденции, правительства Омской области и Межгосударственной корпорации развития есть большая надежда на то, что из этого можно сделать яркий бизнес-проект. «Формула моды», и она это за свою историю демонстрировала сотни раз, дает то, в чем весь мир испытывает серьезный дефицит, — идеи.

Я разговаривала с теми же Юлей Русиновой, Ермеком Хапизовым (известные омские модельеры. — Прим. ред.), которые утверждают, что огромное количество одежды уходит на экспорт. Может, поэтому нет смысла задерживаться в Омске?

— Пусть в нашей одежде ходят китайцы, индийцы, да и вообще кто угодно, главное, чтобы эту одежду шили здесь. Задачи одеть омичей в омское никто не ставит.

Почему нет? Сегодня это модно.

— Это не совсем правильно, примерно так же, как одеть всех россиян в российское. Это же рамки, а рамки нужно расширять — мир сегодня глобален. Когда понимаешь, насколько ты интересен в мире, ты осознаешь, насколько тебе важны корни. В Омске есть талантливые люди, идеи, которые могут иметь совершенно коммерческую историю, и не важно, кто будет их покупать.

Может ли глобализация являться первопричиной того, что часть модельеров уехала работать в Москву, часть — в Китай? Да и отшиваются там же.

— Страшного в глобализации ничего нет. То, что люди вообще мигрируют по миру, это круто. Мыслишь ты себя локально или глобально — это выбор каждого. Мы хотим создать точку притяжения в Омске, чтобы здесь закипала какая-то креативная масса. Да, она может уехать, но в эту точку хочется зайти, посмотреть, увидеть, купить, самообразоваться.

Если от концепции ивента все-таки перейти к мысли о производстве. Омск наверняка тоже может давать такие возможности. Отшивайтесь здесь, а потом отправляйте куда душе будет угодно.

— Не вопрос. Производство и арт-резиденция — вещи разные, но в представлении партнеров — связанные между собой. У моды есть еще одна история — это ткани. Мы можем очень стараться, но нужно признать, что ткани умеют делать в Италии и Шотландии. В Омске же есть кафедра, где готовят хороших, как нигде в мире, «трикотажников». И этот трикотаж здесь производить могут. Сегодня это самый трендовый, модный материал.

В современном мире спасают простые решения. Печать на тканях можно делать и в Омске. Знаю прекрасный пример Вологды, их льняные ткани выставлялись на VISION. Производство обанкротилось с приходом нового губернатора. Поэтому важна заинтересованность партнеров и власти. Арт-резиденция — это в большей степени смысловое пространство, а во-вторых, поиск технологического базиса, который будет ее подпитывать как некий проект с бизнес-историей. Естественно, что для меня это тоже открытое окно, в которое нужно войти и засучить рукава.

Зампред областного правительства Владимир Компанейщиков говорил, что арт-резиденция — чуть ли не локомотив, на котором мы Омск и повезем.

— Сегодня основную прибавочную стоимость создают идеи и творческие люди. И с этим, как я говорила, проблем нет. Проблема в том, как это конвертировать в материальное производство. Неважно, где живет дизайнер. Он приедет в Омск, если у него здесь будет возможность реализовать идею. К нам поедут и Дольче, и Габбана, и молодые дизайнеры. У нас для этого есть все предпосылки…

Мы просто привыкли, что у нас хвалятся оборонкой, сельским хозяйством. Непросто заявить, что нашим принципиальным флагманом вдруг будет другое направление… Нестыковка.

А нужно ли? Регион долго позиционировал себя как раз с точки зрения развития оборонки и сельского хозяйства.

— Мы делаем лучшую технику в области связи, но с эстетической точки зрения наш продукт не конкурентоспособен. Так оденьте железяки в «красивое платье»! С промышленным дизайном вообще беда в России. Объединение ОГИСа и политехнического вуза — это сигнал для появления новой специальности. Мы можем делать лучшие в мире утюги, но люди будут продолжать покупать симпатичный Philips. Эстетическая составляющая в ценообразовании продукта сегодня составляет до 70%.

Но перспектива открытия направления промышленного дизайна в омском вузе ставит вопрос о том, кто же будет студентов учить этому?

— Единственная кафедра, которая себе может позволить «промышленный дизайн», конечно же, находится в екатеринбургском вузе. У нас кадров для этого нет, но это вполне решаемый вопрос. И он, опять же, касается политической воли. Государство должно увидеть в этом бизнес.

Промышленный дизайн — это стык технического и гуманитарного направлений. Зачем создавать как товар сверхчеловека, почему нельзя работать в команде?

— Это достаточно сложная технологическая штука. Дизайнер в этом случае должен быть еще и инженером. Потому что просто так закрепить плату в любой ящик нельзя. Он должен обладать совокупностью знаний. Промышленный дизайнер — тот, у кого есть и идеи, и понимание, как забить молотком гвоздь, чтобы не разбить стену. В школе всех поделили на гуманитариев и технарей. Это слияние двух культур. Арт-резиденция направлена на подобное объединение, но эту совершенно крутую историю мы пока не прожили. В любом случае, если в стране ставится задача необходимости промдизайна, то ее можно решить. Нужно посмотреть, где еще в мире есть такой опыт объединения, чтобы почерпнуть знания и пригласить нужных специалистов.

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 23 (177) от 13 июня 2017 года и на сайте ИА «Деловой Омск» (свидетельство ИА № ТУ55-00493 от 25.03.2015 г.)

Добавить комментарий
Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Каким будет первосентябрьский рок-фестиваль — в нашем материале.

Омский предприниматель Виктор Шкуренко женил сына (ФОТО)Фото

Омский предприниматель Виктор Шкуренко женил сына (ФОТО)

Звездным гостем свадьбы старшего ребенка в семье известного ритейлера стал актер сериала «Реальные пацаны».

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Они помогают при проведении значимых мероприятий по всей стране

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Телеведущий рассказал о своей новой программе.

«Сезон бабочек» в Омске

«Сезон бабочек» в Омске

Премьера по новелле японской писательницы. 

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

«Ястреб» рассказал о своем переходе и о дружбе с известным футболистом.

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.