Ваш Ореол

Ваш Ореол

17 июня 2017 12.00Статьи

«Да она же бешеная»

Бледный Валерка с трудом приходил в себя.

«Да она же бешеная»

Коллаж Галины Серебряковой

На Соню Козыреву и Сашу Лучинина, когда они, юные и симпатичные, светясь свежими лицами и взявшись за руки, открыто шли по посёлку в школу и из школы, засматривались все. Их видели и вечером, хотя Саша жил в двух километрах от села с отцом и матерью в лесничестве. Старенький велосипед ждал, пока хозяин нагуляется и наговорится, на козыревском дворе. Знакомые - да и родители с обеих сторон - мысленно уже с лёгкой душой поженили их, но сначала дети должны были получить хорошее образование, а потом - пожалуйста. «Дети», которые, кстати, считали себя взрослыми, сами это понимали. И впрямь, совместить семью и учёбу в университете, куда они опять-таки собирались вместе, хоть и на разные факультеты, очень трудно. Нет квартиры, нет денег, а взгромождаться на шеи родных стыдно. В общем, это была, скорее, нежная дружба-влюблённость на пороге любви. Ни старшие Лучинины, ни мама Сони не беспокоились: ребята серьёзные, глупостей не натворят, голов не потеряют.

Никто и не подозревал, что за парочкой пристально наблюдал сосед Козыревых Валерка Луговой. И взгляд его был совсем иным - злым и ревнивым. Ему было почти двадцать лет, и он после армии пропадал от скуки. За гроши возиться в грязи на какой-то ферме, чем всю жизнь занимались его предки, Валерка наотрез отказался. Крепко пофестивалив после дембеля, он послонялся по посёлку, встретил дружка, тот пообещал пристроить его в столярку, как только старик Михеев наконец свалит на пенсию. Это Лугового вполне устроило, и он стал терпеливо ждать, а случайно столкнувшись с Михеевым на улице, намекающе подмигивал ему: не пора ли тебе на печку к тараканам? Дед в недоумении таращил глаза и пожимал плечами. А пока Валерка подумывал, что хорошо бы найти красивую жену. Кандидатура Сони подходила по всем пунктам. Девчонка так похорошела, пока его не было дома, что просто дух захватывало. Правда, шибко умная, но не беда, школу закончит - и забудет про свои книжки. Досадно, что опять придётся ждать, но пусть ягодка зреет. Луговой несколько раз специально попадался ей на пути, обрядившись для форсу в армейскую форму (говорят, бабы любят военных), улыбался, заводил типа культурную беседу о погоде, но соседка вежливо и чуть насмешливо кивала и проходила мимо. Но и это не горе. Куда хуже, что у Козыревых по-свойски пасся сосунок Сашка. Валерку аж перекашивало, когда из окна комнаты он смотрел, как ласково привечает «женишка» тётя Катя Козырева.

Драться с пацаном не хотелось - вся деревня хохотать будет. Надо как-то обуздать себя и не подавать виду. А вдруг она после выпуска в город умотает? Ой, ё-моё, вздыхал Валерка. Терять время было нельзя. Без стеснения стучал в дом и браво предлагал помощь - ну, там, дровишки переколоть, крышу подлатать, забор поправить, конечно, бесплатно, что вы, тёть Кать. Без мужика-то плохо, светлая память Павлу Егоровичу.

- Да ты не беспокойся, Валера, - смущалась Екатерина Ивановна. - Я уже плотника пригласила. Сказал, через недельку зайдёт.

- Зря, - укорял Луговой. - Он ведь деньги возьмёт. Ишь ты, через недельку...

И немедленно сам брался за инструменты. Плотник после вздёргивал брови:

- Валерка, говоришь, майстрячил? Умеет, умеет... А какой хулиган был до армии! Уж не к Соне ли свататься собрался и тебя умасливает?

- Какое такое сватовство?! - в свою очередь удивлялась Екатерина Ивановна.

Но её болезнь неожиданно разрушила планы Сони. Об университете и речи быть не могло, потому что после операции нужен был ежедневный уход. И доверить его кому-нибудь другому Соня опасалась. Грустный Саша сел в автобус один, без особых усилий стал студентом и каждый вечер звонил. Теперь Валерка, сокрушённо мотая головой, видел, что соседка не расстаётся с белой коробочкой мобильника. Он темнел лицом и погружался в мрачные мысли. Раза два попытался позвать её в кино, но она с холодным непониманием отказывалась.

- Некогда. Учусь пока сама. За год мама поправится - и я поеду в город.

Луговой отчаялся: вроде разговаривает с ним, но смотрит, как на пустое место. А ведь это ради неё он забросил пьянку, и в столярку его приняли, хвалили. Жить можно было у Козыревых - три больших комнаты в доме. Нашли бы Соне работёнку. Родили двух или трёх детишек. Но ведь какая гордая и упрямая! Да её хахаль уж точно асфальт метёт с какой-нибудь девахой, а эта, как дура, с телефончиком даже в туалет бегает.

По воскресеньям Соня садилась на велосипед и катила проведать Лучининых, а если честно, вдоволь поговорить о Саше. Путь лежал сначала по тракту, потом по широкой тропе среди деревьев. Валерка, всё заранее просчитав, вынырнул из кустов как раз на безлюдной тропе и с улыбкой, раскинув руки, преградил дорогу.

- Есть пять минут? - спросил дружелюбно. - Обсудить кое-что надо. Давай немножко пройдёмся.

Соня прислонила велосипед к толстому стволу.

- Слушаю. Но почему здесь-то? Рядом ведь живём.

- Я тебе совсем не нравлюсь, да? - Луговой прищурил глаза, будто ожидал удара.

И получил его:

- Я люблю другого человека.

- Ой-ё-ёй!

Валерка крепко схватил её за руку и поволок в кустарник. От неожиданности Соня не сразу стала сопротивляться и упала на землю. Пытаясь и удержать пленницу, и расстегнуть ремень на джинсах, он бормотал:

- Не хочешь по-доброму, будет по-плохому. Сама напросилась... И не вздумай орать.

Но она, сильная и упругая, всё-таки вывернулась и буквально вцепилась зубами в его плечо.

Луговой вскрикнул, вскочил:

- До крови! Ну, я тебя! - слова полетели уже вслед.

Догонять не стал. Момент был упущен. Ладно, беги-беги, подкараулю ещё разок, всё равно хоть так, а моей будешь. Пнул велосипед и, чертыхаясь, пошагал домой.

Соня, затаившись в зарослях, наконец отдышалась. Вот подлец! Маме, конечно, рассказать нельзя: любое волнение для неё вредно. К участковому сходить? А смысл? Охранять её полиция круглосуточно не будет. Да и позор на всю округу, где никаких тайн ни от кого нет. Маме тогда и без неё добрые тётеньки донесут. Значит, надо защищаться самостоятельно. И сменить тактику, если Валерка не отстанет. А он вряд ли отстанет, судя по всему. Осторожно пробралась к месту, где оставила велик. Удивилась, что цел. Мог бы от злости и разломать на части. К Лучининым пришла, в общем-то, спокойной, но обрадовалась, когда через час хозяин засобирался в поселковый магазин на мотоцикле.

- Подвезёте?

- До самого крылечка, - ответил тот и протянул шлем.

Да, страх, что скрывать, был. Сегодня ей удалось убежать, а если этот сумасшедший нападёт снова? Для начала надо усыпить его, расслабить, прикинуться, что «налёт» польстил ей, отбивалась она потому, что так положено девушке, а укусила слишком больно... ну, увлеклась, не рассчитала, извини, ты тоже вёл себя грубо.

Или попросить Сашу приехать и потолковать с гадом? Нет, сделать это незаметно для местных сплетниц не получится. Разве что совсем невмоготу будет...

Валерка приятно изумился, когда на следующий день Соня приветливо поздоровалась с ним и даже поинтересовалась, чем занят на работе: за ум, видно, взялась девчонка. Чего это ей стоило, он, конечно, понятия не имел. Окрылённый, тщательно выстругивал-шлифовал перильца лестницы, которую заказал для особнячка богатый дядька. А вечером долго просидел у Козыревых в гостях на правах победителя и добродушно ворчал:

- Сонька, не жалей заварки! Тётя Катя, вам бы в кухне полы перестелить не мешало. Я устрою. Сделаем с парнями быстро.

- Не сейчас, ладно? Вот получше мне станет...

Эти визиты стали слишком частыми и надоедливыми, и Соне уже не раз задали вопрос, не поссорилась ли они с Сашей. А может, он какую студентку подцепил? Подавляя раздражение, молча улыбалась в ответ. И решилась на главную часть плана, заметив в окно, что соседи ушли сторожить ферму.

Валерка весело засуетился, включил чайник, но Соня сразу же ошарашила его:

- Валер, скоро охотничий сезон. Возьмёшь меня с собой?

- Тебя? - поразился он.

- А что? Я умею стрелять. Меня дядя Илья Лучинин научил. Но смотря какое ружьё, правда. У вас какое? Поди, барахляное.

- Почему барахляное? - чуть обиделся Валерка, поморщившийся на ненавистную фамилию. - 

Нормальное.

Он достал его из глубин старого гардероба и заботливо обмахнул рукавом приклад.

- Дай-ка сюда, - попросила Соня и отошла с оружием к свету, чтобы получше разглядеть. - Надо же, заряжено. А вроде нельзя так хранить. В железном ящике надо. Под ключ.

- Ай, - беспечно ответил Валерка, - никто не проверяет. Плевали мы с батей на их запреты. Хочешь, патронташ покажу? Новенький, - похвалился и снова нырнул в шкаф.

А когда повернулся, застыл, как замороженный: в грудь ему уставился грозный чёрный зрачок.

- Эй, не шути так! Опусти ружьё, - сказал он..

- Я не шучу. Или шучу так же, как ты там, в кустах. Один твой шаг - и нажму на курок. А теперь слушай. Забудь ко мне дорожку раз и навсегда. Это не просьба. Это приказ. Охотники, бывает, гибнут. Стреляют уток - попадают почему-то в себя. Поди разберись потом...

- Ты мне угрожаешь?

- Ну что ты! Байки рассказываю. Ты понял?

- Понял.

Соня медленно положила ружьё на стол и вышла, тихо притворив за собой дверь.

«Да она бешеная, - подумал бледный Валерка, - точно бешеная. А ствол правильно держала. Ну её ко всем чертям...»

Материал опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 24 (961) от 14 июня 2017 г.

Добавить комментарий
Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Каким будет первосентябрьский рок-фестиваль — в нашем материале.

Омский предприниматель Виктор Шкуренко женил сына (ФОТО)Фото

Омский предприниматель Виктор Шкуренко женил сына (ФОТО)

Звездным гостем свадьбы старшего ребенка в семье известного ритейлера стал актер сериала «Реальные пацаны».

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Они помогают при проведении значимых мероприятий по всей стране

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Телеведущий рассказал о своей новой программе.

«Сезон бабочек» в Омске

«Сезон бабочек» в Омске

Премьера по новелле японской писательницы. 

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

«Ястреб» рассказал о своем переходе и о дружбе с известным футболистом.

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.