Ваш Ореол

Ваш Ореол

08 июля 2017 11.02Статьи

«Твоё время кончилось!»

Алла жёстко смотрела в глаза Надежде Васильевне.

«Твоё время кончилось!»

Коллаж Галины Серебряковой

Уже разогнув спину, Зоя Дмитриевна с присущей ей тщательностью сделала последние стежки, закрепила нитку и бережно разгладила на столе небольшой квадрат ткани. Без ложной скромности, вышивка получилась отменной: на нежном светло-бежевом фоне незамысловатая, но такая милая в своей простоте белая ваза с букетом полевых цветов - ромашки вперемешку с васильками. Теперь осталось сдать в мастерскую, где её вставят в рамку под стекло. Это будет картина в подарок на день рождения подруге и соседке по площадке Наденьке.

И вдруг загорелось совершенно детское желание показать, похвастаться прямо сейчас, услышать добрые слова, на которые Надя, душа-человек, никогда не скупилась. Так ведь потом, через две недели, не будет сюрприза! Ну, она скажет, мол, тебе же понравился букет, вот пусть и будет твоим. Да и не молоденькие они девушки, чтобы, встав утром, с нетерпением ждать от жизни пока неведомых, но обязательно прекрасных и лично им предназначенных чудес. Времени, правда, одиннадцатый час вечера, но не беда. Они порой чаёвничали за «старушечьими», как сами шутили, вовсе не считая себя «утильсырьём», разговорами и до первых петухов - конечно, воображаемых в почти центре немалого города. Зоя Дмитриевна всё же вышла на балкон, глянула на окна. Нет, не спит ещё Васильевна, кухонное окошечко светится тепло и приветливо. А вот войдёт она к ней тихонько сама: давно хранили друг у друга запасные ключи на всякий, как говорится, пожарный. Откроет, прокрадётся по узенькому коридорчику и - оп-ля, ещё раз здравствуйте! - любуйтесь на здоровье.

Но «оп-ля!» сорвалось самым неожиданным образом. Увидев сияющую Зою Дмитриевну на пороге кухни, Надежда Васильевна лишь молча и будто через силу кивнула ей. Она сидела за столом, на котором оплыли на широком блюде остатки магазинного торта, стояли тарелочки с початыми закусками, чашки с недопитым чаем. Такое впечатление, словно гости, не то обидевшись, не то внезапно вспомнив о срочном деле, мигом поднялись и, бросив всё, исчезли быстрее порыва ветра. Зоя Дмитриевна опешила, не зная, что делать дальше, сунула свёрнутую вчетверо вышивку в карман халата и осмелилась спросить:

- Случилось что?

Надежда Васильевна с натугой улыбнулась и пожала плечами.

- К тебе ж вроде дети приезжали. Я окно открывала, смотрю, Алкина машина во двор зарулила. И Андрей из неё с пакетами вывалился. Ещё, знаешь, позавидовала: во как дочка с сыночком маму-то любят. А они чего? Или не они? Может, посуду помыть?

- Давай завтра поговорим, - сделала над собой усилие для ответа Надежда Васильевна. - Мне подумать надо. Одной.

- Ладно-ладно, - заторопилась соседка. - Если что помочь, так я тут, через стеночку, ага? - и ушла, с тяжёлым сердцем оставляя Наденьку в разбитом состоянии. Вот попробуй теперь уснуть. И не досужее любопытство истерзает, а сострадание, хотя ничегошеньки пока не известно. Что, впрочем, ещё хуже.

Только вот и в известности ничего хорошего не содержалось. Надежда Васильевна, закрыв за Зоей Дмитриевной дверь, и не сделала попытки лечь в постель, хотя так приятно было бы принять душ (дали наконец горячую воду!) и растянуться на свежей простынке под лёгоньким одеяльцем. Она вернулась в кухню, отпила из кружки холодного чая, который едва ли мог растворить свалившийся на душу огромный булыжник. Алла, взрослая доченька под сорок, позвонила днём и радостно-приподнято предупредила: вечером сиди дома, у нас с Андрюшкой к тебе дельце есть. Какое дельце? Но связь уже оборвалась. Промаялась несколько часов в жаркой квартире, пытаясь сообразить, что за дельце. В последние годы, к собственному неудовольствию, паникёршей стала. Наверное, всё-таки ничего страшного, если сразу не сказала. Внучки в детском лагере отдыха. Шурке, дочке Аллы, четырнадцать, а Варя Андреева на три года младше. Если бы там какое ЧП с ребятишками, так весь город бы гудел. Недели через две вернутся, а потом поедут с бабушкой Надей в недалёкое уцелевшее сельцо, где она родилась и выросла и где так и осталась жить её старшая сестра Антонина. Значит, что-то другое.

Прибыли часам к семи, с этими противно шуршащими пакетами. Где-то по дороге, видно, набрали в супермаркете всякой дряни в скользких упаковках. От торта с кремом из чёрт знает чего сочинённого ничем не пахло - и вкус потом оказался никакой, чего-то в коржах явно не хватало. Но пришлось, почти не давясь, одолеть маленький кусочек.

- Мама, а я тебе туфли летние купила, - блеснула глазами Алла, - не бойся, без каблуков, удобненькие. Поедешь в них с девками в деревню.

Сколько раз говорила, чтобы перестала называть девочек «девками»! Так нет же! Как об стенку горох. Хохочет и рукой машет. Туфли, а скорее, матово-белые тапки на шнурочках, мягонько обняли ступни, да в них, правда, лишь дома ходить, а не по деревне. Андрей уже согрел чайник, поставил тарелки, нацелился ножом на тортик.

- А что за праздник? - поинтересовалась Надежда Васильевна. - Или я чего забыла?

- Никакого праздника, - тряхнула рыжей крашеной гривой Алла. - Мы, что, просто так матери подарочки купить не можем?

- Дельце-то ко мне какое-такое?

- Дельце... - дочь сокрушённо пощёлкала языком. - Боюсь, тебе не особо понравится, но, мам, нам нужны деньги.

- А кому они сейчас не нужны?..

- Нам нужны твои деньги, - рубанула напрямик дочь. - Мы знаем, что у тебя есть счёт в банке.

- Есть, - не стала отрицать Надежда Васильевна. - Пенсию на него перечисляют.

- Оставь свою пенсию себе! - чуть накалилась Алла. - После смерти отца все его накопления перешли тебе, так?

- Там было-то... - под жалящим взглядом она смутилась. - Всего ничего. И те ушли на могильный памятник.

- Значит, не скажешь правду? А точнее, откажешь родным детям. Что ты за мать такая после этого? И внучкам, кстати. Мы с Андреем хотим расширить бизнес. К станции техобслуживания пристроить сначала буфет, потом кафе. Средства, в общем, собрали, но любой рублик дорог. Ты меня понимаешь?

- Возьмите небольшой кредит, потихоньку рассчитаетесь, - посоветовала Надежда Васильевна, но лучше бы она этого не делала.

- А расплачиваться с этими волками ты потом будешь? - ехидно спросила Алла.

Андрей молчал и, уставясь перед собой, наливался багровой краской.

- Гурьев, к доске! - вдруг злым басом крикнула сестра, и брат тут же поднял голову с гримасой испуганного мальчика.

- Видала? - Алла кивнула матери. - До сих пор, поди, орёт по ночам, когда контрольная по алгебре приснится. А я его так в чувство привожу. Так что там у тебя, мамочка, притырено в заначке?

- Хорошо, я скажу, - решилась Надежда Васильевна. - Тысяч семьдесят, но они неприкосновенные.

- А-а, на смертушку, что ли, отложила? - дочь усмехнулась. - Рано собралась, тебе не кажется? Ты нас ещё всех переживёшь!

- Постучи...

- Да пожалуйста! - и Алла трижды сильно грохнула по столу кулаком, так что запрыгала и зазвенела посуда. - Отдай деньги нам, слышишь? И начинай копить снова. В чём проблема? И потом... Мы и сами тебя похороним, если что. Андрей, ты рот зашил?!

Тот лишь поморщился. Надежда Васильевна видела, что ему тяжело даётся этот разговор, но он был младше Аллы на шесть лет - и та всегда им помыкала. Классный автомеханик, он оживлялся, только открыв капот «больной» машины. И женился на такой же тихой девушке Гале, стоматологе в поликлинике. «Тюха тюхой, - с ноткой презрения говорила о ней Алла, - но хоть выгода есть: зубы-то портятся».

- Мама, - она смотрела прямо в глаза, - тебе ведь уже мало надо, правильно? Твоё время кончилось. Ну, что ты так держишься за эти жалкие тысячи? В общем, ты подумай,  я тебе завтра к вечеру позвоню.

И уехали, действительно бросив всё: расплывшийся торт, недопитый чай... Надежда Васильевна села у окна и поплакала. Зачем она Андрюшу-то притащила? Измучился только. Так ни слова и не сказал. Аллу боится и против матери быть не хочет. Она ведь у них никогда ничего не просила. Мало того, умудрялась, сэкономив на еде и меняя одежду лишь по причине её окончательной ветхости, покупать Шурке (и Варе за компанию, чтобы обидно не было) то, в чём ей раздражённо отказывала мать: «Когда сама заработаешь, тогда и флаг в руки, барабан на шею». Бабушка подарила им и по телефону, и по маленькому фотоаппарату, не говоря уж о курточках, джинсах, кроссовках. Конечно, всё недорогое, но девчонки так радовались, обнимали её. Зато Алла хмурилась: «Я тебе разрешила баловать её?». Мужа у Аллы никогда не было. Кто отец Шурки, она скрывала. И не дай бог вопрос задать: вскипала так, будто её в огонь сунули. Привыкла сама всё делать и заодно строить всех, кому не повезло оказаться рядом. А она, мать (!), в общую шеренгу не захотела. Да и не отжила ещё, ошиблась доченька.

На следующий день Надежда Васильевна постучалась к Зое Дмитриевне:

- Ты свободна? Пойдём со мной в магазин, поможешь.

И засмеялась, увидев растерянное лицо соседки:

- Всю жизнь мечтала о красивой шубе. Чтоб, как барыня, пройтись.

- Ой, Наденька, минутку подожди, соберусь, - засуетилась Зоя Дмитриевна. - А вчера-то что с тобой было?

- Было - и прошло, - отмахнулась Надежда Васильевна. - Андрей утром позвонил, извинился. Ну, что, идём?

- Так и шапочку тоже надо. К шубе-то, а?

- И шапочку купим.

Материал опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 27(964) от 5 июля 2017 г.

Добавить комментарий
Двадцать дорог: первый экскурсионный флешмоб в Омске

Двадцать дорог: первый экскурсионный флешмоб в Омске

24 сентября в Омске пройдет экскурсионный флешмоб, в рамках которого омичи смогут посетить более двадцати экскурсий. Все они будут бесплатные.

Омичи будут отдыхать треть следующего года (КАЛЕНДАРЬ)Инфографика

Омичи будут отдыхать треть следующего года (КАЛЕНДАРЬ)

Из 365 дней 118 будут выходными, в том числе 27 — праздничными.

Красота без жертвФото

Красота без жертв

Участники проекта «За подарками» отправились исследовать салон красоты «Нимфа».

Энтеровирусная инфекция в Омске: как не заболеть и не заразить другихИнфографика

Энтеровирусная инфекция в Омске: как не заболеть и не заразить других

«Новый Омск» приводит рекомендации министра здравоохранения, врача и специалиста Роспотребнадзора.

Начало по-французски в омском ТЮЗе

Начало по-французски в омском ТЮЗе

Новый сезон театр откроет премьерой спектакля по мотивам пьесы Жана Батиста Мольера.

Преображение: Марина Хариби и Андрей Маслов на пути к идеалу

Преображение: Марина Хариби и Андрей Маслов на пути к идеалу

Один месяц, два героя, четыре этапа, один победитель. Вашему вниманию — очередной преобразующий проект «Нового Омска». Поехали!

Тысячи омичей вместе с LВидео

Тысячи омичей вместе с L'ONE танцевали локтями под первым снегом (ВИДЕО)

Несмотря на дождь и, по сообщениям очевидцев, даже снег, — омичи дождались артиста и отстояли концерт. Как это было — в нашей подборке.

Говорит и показывает: на три дня омские улицы станут площадкой для арт-экспериментов

Говорит и показывает: на три дня омские улицы станут площадкой для арт-экспериментов

С 8 по 10 сентября в рамках фестиваля современного искусства «Экспериментальные выходные» омичей приглашают на программы «Смотри!», «Говори!» и «Слушай!»

Александр Могилев, хореограф: «Мы оторвали у «запорожца» аккумулятор, раскидали ДВП у кинотеатра и стали танцевать на шапку»

Александр Могилев, хореограф: «Мы оторвали у «запорожца» аккумулятор, раскидали ДВП у кинотеатра и стали танцевать на шапку»

Топовый хореограф России рассказал «Классу» о столичных провинциалах и закулисье шоу «Танцы».

Все возрасты покорны: в Омске прошел первый «СимфоРокПарк»Видео

Все возрасты покорны: в Омске прошел первый «СимфоРокПарк»

О том, каким был третий open-air Омской филармонии — в нашем репортаже.

От Бразилии до Японии: в Омске пройдет кукольный фестиваль

От Бразилии до Японии: в Омске пройдет кукольный фестиваль

С 22 по 27 сентября в нашем городе состоится международный фестиваль « В гостях у Арлекина».

Омская предпринимательница Марина Хариби спорила с Тарасом Бульбой, а Виктору Скуратову понравился только первый день в школеФото

Омская предпринимательница Марина Хариби спорила с Тарасом Бульбой, а Виктору Скуратову понравился только первый день в школе

Представители бизнеса и власти поделились воспоминаниями о своих школьных годах и провели сегодняшний день в компании первоклассников.

Как я провел лето: омские ВИПы сели за парты «Класса»

Как я провел лето: омские ВИПы сели за парты «Класса»

Сочинения Малькевича, Сумарокова, Деменского и Семикиной оценил учитель русского языка.

Поступи в пятый класс

Поступи в пятый класс

С Днем знаний, друзья! 1 сентября «Новый Омск» решил проверить, насколько хорошо вы помните программу начальной школы. Пройдите тест и узнаете, перевели бы вас в пятый класс или оставили еще прогрызть ...