Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

 Анджей Неупокоев, директор Тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Фото: Сергей Чернаков; Фейсбук

Наблюдая за изменениями в управленческом составе культурной вертикали власти, «Класс» решил пообщаться с молодыми, подающими надежды менеджерами в сфере культуры, которые, на наш взгляд, еще скажут свое слово.

Наш первый материал был посвящен новому директору ТЮЗа Михаилу Мальцеву. Во втором выпуске звание «культличность» мы присвоили директору Северного драматического театра им. Михаила Ульянова. Анджей Неупокоев взял вожжи правления в свои руки в 2014 году, сменив на посту Татьяну Макаренко, что руководила театром с его основания.

В том, что Анджей станет эффективным менеджером, сомнений не возникало. Неупокоев был помощником депутата Заксобрания Омской области, дважды баллотировался от партии «Справедливая Россия» в главы администрации района и мэры Тары, также управлял несколькими салонами связи и заведениями общепита. Помимо этого, в послужном списке Анджея есть и пункт: «директор Тарского городского парка культуры и отдыха».

Возглавив театр, Анджей заявил, что сделает бюджет театра профицитным. И, судя по всему, со всеми поставленными целями руководитель неплохо справляется.

Каково популяризовать культуру в малом городе?

— Очень много проектов, которые сводятся к одной цели — развитию театра. Все они напрямую связаны с репутацией театра и его будущим, и, естественно, в основу ложатся принципы окупаемости, так как в большинстве случаев источником финансирования для нашего театра стали внебюджетные доходы.

Внебюджетные доходы театра в условиях работы в городе с 27 тысячами населения

— По нашим примерным подсчетам, на данный момент театр в Таре посещают 8-10% населения, при этом в среднем по России это значение равно 3%. Раньше театр, хотя финансирование было значительно больше, выпускал в год шесть-семь постановок. Исходя из вышесказанного, такого количества оказалось недостаточно. Это было первым проектным направлением.

Я благодарен главному режиссеру театра Константину Викторовичу Рехтину, который вник в эту проблему, и театр стал работать на порядок интенсивнее. В XV театральном сезоне было выпущено 12 работ. И это один из лучших показателей по России. Мы очень сильно рисковали потерять в качестве, так как труппа у нас маленькая — всего 18 человек.

Риск был оправдан?

— Выпускаемые спектакли становились участниками фестивалей, лауреатами, артисты получали профессиональные награды. Со слов главного режиссера, это стало очень мощным стимулом для ребят, они выросли.

И вот вторым проектным решением было ежемесячно проводить два гастрольных дня в Омске. Такая схема позволяет достигать максимальной рентабельности поездки, собирать максимальное количество зрителей на показе спектакля. А для ребят-актеров это стимул ежемесячно выкладываться, чтобы завоевывать сердца зрителя, который видит спектакли и других театров, а значит и сравнивать.

Так возникла площадка в Омске — третье проектное решение?

— Да. Мы благодарны судьбе, что в Омске есть наш земляк Валерий Михайлович Кокорин, который, войдя в попечительский совет нашего театра, предложил сделать площадку киноконцертного комплекса «Рубин» в Омске еще и театральной. Там много технических трудностей при выступлении, но мы рады, что Северный драмтеатр сейчас ассоциируют в Омске с этой площадкой, ведь благодаря этому у нас появились свои стационарные кассы в областном центре.

Что изменилось после отмены субсидирования гастрольной деятельности?

— До 2015 года театр получал субсидии, как на гастроли в пределах области по программе «Театр селу», так и на гастроли за пределы региона и на выпуск спектаклей. Но с 2015 года, когда финансирование было урезано, на годовую материальную часть по созданию спектаклей выделяется 200 тысяч рублей, а на гонорарную — 300 тысяч рублей, из которых 100 тысяч уходит на налоги. Гастрольная деятельность не финансируется из бюджета. Участие в грантах и конкурсах стало для нас основой основ, чтобы театр мог развиваться.

Начиная с 2014 года, театр получает финансирование из федерального бюджета. Так, в 2014 году мы получили 520 тысяч рублей на постановку спектакля «Как мне остаться с тобой?» по пьесе писателя, автора сценариев сериалов «Хиромант» и «Иное», которые шли на Первом канале, тарчанина Сергея Кириенко. Мне стоило неимоверных усилий уговорить его — а мы знакомы еще со времен школы — заняться драматургией для нашего театра. В 2015 году театр получил 380 тысяч рублей на постановку пьесы Кириенко «Вход через сон». В 2016 году мы участвовали в конкурсе «Православная инициатива» и получили финансирование — 300 тысяч рублей на постановку спектакля по рассказу Николая Лескова «Неразменный рубль». Ну а 2017 год, как все, наверное, слышали, грамотная подборка спектаклей к постановке позволила нам получить через конкурс финансирование в 7,8 млн рублей из федерального бюджета.

Как распределили 7,8 млн?

— 3,7 млн будет направлено на приобретение светового и звукового оборудования и видеопроектора с экраном 4,5 на 6 метров. Оставшаяся часть денег направлена на постановку пяти спектаклей: «Мамины сказки» (по мотивам русских народных сказок) — режиссер Надежда Бизина, премьера спектакля прошла в мае; «Ипполит» (античная драматургия) — режиссер Константин Рехтин, премьера спектакля прошла в июне; «Ужин дураков» (Френсис Вебер) — режиссер Ринат Фазлеев; «Папин след» (Гуго Вормсбехер) — режиссер Константин Рехтин, премьера спектакля намечена на 30 сентября; «Чайка» (А.П.Чехов) режиссер Константин Рехтин, премьера спектакля намечена на 20 ноября. Кроме того, в Министерстве культуры РФ находится на рассмотрении наша заяка на получение гранта по современной драматургии и молодой режиссуре.

Фестивальная деятельность также ведется за счет средств из театрального бюджета?

— Участие в фестивалях позволяют Северному драмтеатру показать, что он имеет свое лицо и достиг определенного уровня, поэтому несмотря на отсутствие поддержки из бюджета, театр впервые за счет собственных средств поехал на фестиваль «Боспорские агоны» в город Керчь и вернулся с одной из главных номинаций «За лучшее современное прочтение античной драматургии в спектакле «Жертвоприношение Елены».

Затраты на спектакли окупаются?

— Могу смело сказать, что в 2016 году на один рубль областных субсидий в постановку новых спектаклей театр заработал самостоятельно семь рублей. Это значит, что наши работы нравятся зрителю. Например, площадка ДК «Рубин» с залом на 640 мест, заполнялась зрителями на 80-90% — это порядка 500-550 человек. Как отметили некоторые театроведы в личной беседе, они давно не видели такого количества зрителей на спектаклях в Омске. Если говорить о целесообразности федеральной поддержки театров в малых городах, то результат налицо: участие актрисы из Греции Теодоры Янници в «Ипполите» не просто стало украшением спектакля, но уже рассматривается вопрос о нашем участии в театральном фестивале в Греции и фестивале в Крыму в 2018 году. «Ипполит» произвел просто ошеломительный успех в Таре и Омске.

Все, о чем мы говорим, зиждется на понимании того, что люди ходят в театр. А как привлечь омичей и жителей области изначально?

— Сегодня формулировка «бороться за зрителя» или «вести работу со зрителем» не правильная. В первую очередь, мы работаем для зрителя. Одним из способов я считаю программу, которую проводят в учреждениях культуры в рамках доступной среды. Сегодня люди с ограниченными возможностями порой даже и не знают, что в учреждениях культуры ситуация меняется, и туда, куда вчера невозможно было попасть без неимоверных усилий, сегодня можно зайти со всеми остальными зрителями на равных. Недавно наш театр запустил флешмоб в социальных сетях: мы сами показали наши пандусы, санитарные комнаты, рассчитанные на маломобильных людей, и попросили коллег из Омска сделать то же самое — и мы уже видим отклик, причем, не только от коллег, но и от самих посетителей театров, от обычных омичей, которые фотографируют объекты доступной среды в театрах, музеях, библиотеках в областном центре. А мы здесь, в Таре, и мы ни в чем не отстаем от Омска. Сегодня на коляске не просто можно попасть в театр, но и при необходимости проехать в комфортную санитарную комнату, оборудованную по последним нормам.

В 2017 году мы изготовили проект по дальнейшему совершенствованию входной группы и оборудованию всего зрительного зала для слабослышащих гостей театра индукционной петлей.

А что касательно подрастающего поколения?

— Мы открыли свою театральную студию, где родители смогут приобщиться к таинству театра вместе со своими детьми. Идея уникальная, кстати. Раньше театр делился на «взрослый» и «детский», и репертуар был таким же. Но мы подумали, а зачем придумывать какие-то искусственные границы — и вот перед вами эксперимент, который поможет детям и их родителям вникнуть в проблемы, волнения и радости при выпуске театральной работы.

Возможно, для кого-то это станет обычным хобби, кому-то из родителей поможет лучше понять своего ребенка, а для кого-то послужит началом создания клуба любителей театра, в который войдут не только дети и родители, но и их родственники, друзья, знакомые, которые, возможно, раньше вообще не посещали театр.

Будет итоговый спектакль?

— По окончании учебного года. И возможно, эта постановка пополнит репертуар театра.

В целом, по вашему мнению, может ли культура быть рентабельна?

— Чтобы говорить о рентабельности культуры, нужно в первую очередь вернуться к истокам, то есть понять, для какой цели было создано то или иное учреждение культуры. Если оно изначально носило социальный статус, то, конечно же, трудно говорить о его рентабельности — здесь прежде всего нужно говорить о повышении эффективности его деятельности. И здесь мы напрямую касаемся госзадания.

На самом деле, для Северного драмтеатра нет проблем выполнять госзадание. Мы на протяжении двух лет выполняем и перевыполняем, а некоторые показатели даже в разы. И я не бегаю и не кичусь этим — это не трудно. Трудно другое: в погоне за выполнением этих показателей мы теряем свое социальное направление — театр ведь создавался для жителей севера области. Но наивно полагать, что житель Усть-Ишима сядет в автобус или автомобиль и поедет смотреть спектакль в Тару. Стоимость проезда будет в разы больше, чем стоимость билета на спектакль. Или, допустим, житель еще меньшего села, где уровень дохода еще ниже чем в райцентре, а тем паче — в Омске, поедет приобщаться к большому искусству. Давайте признаем, что экономически это не подкреплено.

То есть гора должна прийти к Магамеду?

— Именно, но заправка автобуса, грузовой машины, зарплата артистам и службам по сопровождению спектакля, оплата РАО, аренда помещения, если дальний выезд, командировочные и гостиница… В итоге стоимость билета для того же жителя маленького села должна быть порядка 300-400 рублей. Жители райцентра не могут себе позволить купить билет в театр дороже 100-150 рублей. Убыток неимоверный. И он ложится на покрытие за счет стационарных спектаклей.

Но у нас есть еще два показателя в госзадании: это количество спектаклей, показанных на своей площадке, и количество зрителей — оно тоже учитывается только на своей площадке. Если в первом случае мы жертвуем прокатом на своей сцене в пользу рентабельных поездок в Омск, за исключением райцентров, где нам дают гарантию окупаемости поездки, то во втором случае зритель на выездах и гастролях вообще не учитывается в показателях по выполнению госзадания.

Поэтому, если говорить о рентабельности культуры, то о ней можно вести речь в разрезе учреждений, которые имеют коммерческую привлекательность.

Социальные проекты должны иметь субсидирование при каких бы то ни было обстоятельствах. Иначе смысла тогда нет в этом учреждении, его суть и природа будут потеряны.

Как оцениваете общую тенденцию на «омоложение крови» управленческого аппарата в культурной сфере в Омске?

— Омоложение кадров — это нормальный процесс. Только порой становится обидно и страшно, что молодежь ставят руководить учреждениями, в которых годами накапливались проблемы маркетингового характера, немалые долги. Кидают как Александров Матросовых на амбразуру — закрывать своим телом проблемы, созданные их предшественниками. Культурная сфера — это не торговля пирожками. Прежде чем что-то сделать в театре, музее, библиотеке, нужно не просто провести глубокий анализ, но и вникнуть в специфику работы в сфере. Просто поставить менеджера — «и чтобы все заработало» — здесь не получится, менеджер в сфере культуры — это другая специфика. Теперь уже по своему опыту могу сказать, что эта специальность намного шире. Поэтому я двумя руками за омоложение руководящих кадров, но к этому вопросу нужно подходить с головой.

Текст опубликован на сайте, свидетельство Класс Омск ИА ТУ55-00496 от 25.03.2015 г.

Добавить комментарий
Александр Горлов, фронтмен PalmLine: «Нужно иметь шило в заднице. Очень помогает»

Александр Горлов, фронтмен PalmLine: «Нужно иметь шило в заднице. Очень помогает»

Омская банда, играющая альтернативный рок, рассказала «Классу» о местной сцене, конкуренции между музыкантами и объяснила, чем английский язык лучше русского.

Предновогодний культпросвет: 5 событий до конца года

Предновогодний культпросвет: 5 событий до конца года

Итоги работы омских художников, ренессанс от «Тарских ворот» и енотовидная собака в паре с гусем — планируем программу на последние недели 2017-го.

Что омичи знают о взятках?

Что омичи знают о взятках?

В минувшие выходные отмечался Международный день борьбы с коррупцией. «Новый Омск» спрашивает у читателей, что они знают об истории возникновения взяточничества, о законных подарках чиновникам и самых ...

Преображение 3.0: золотые люди

Преображение 3.0: золотые люди

Героями третьего, самого праздничного предновогоднего преображения стали омский ювелир Александр Стрельников и фотомодель, блогер, самая узнаваемая златовласка Омска Светлана Машкова.

Дмитрий Борисенков, «Черный обелиск»: «В 80-е тяжелую музыку слушали совсем оголтелые. Казалось, выступаешь для больных»

Дмитрий Борисенков, «Черный обелиск»: «В 80-е тяжелую музыку слушали совсем оголтелые. Казалось, выступаешь для больных»

О поколениях металлистов, пустых залах и выборе в пользу «заезжать в проходные города» — в интервью с фронтменом группы с 30-летней историей.

Горячие камни и жемчужный нейл-крем: как получить в подарок заботу и красоту?

Горячие камни и жемчужный нейл-крем: как получить в подарок заботу и красоту?

Участницы проекта «За подарками» протестировали топовые процедуры в салоне «Аура бьюти».

Море не аргумент: премьера спектакля «Вдох-выдох» в Омске

Море не аргумент: премьера спектакля «Вдох-выдох» в Омске

Острая и злободневная работа Евгения Бабаша о маленьких городах и их детях.

Опасные игры в омской «Галерке»

Опасные игры в омской «Галерке»

Театр представил вниманию зрителей новый спектакль «Игра со смертью» про одноименной пьесе драматурга Аркадия Аверченко. Режиссером постановки выступил Владимир Витько.

Сто лет без одиночества: самые крепкие супружеские ВИП-пары Омска

Сто лет без одиночества: самые крепкие супружеские ВИП-пары Омска

Они вместе со школьной скамьи или студенческой парты. Переживали во время выборных кампаний супругов, ездили с ними в затяжные командировки, поддерживали во время информационных войн, навещали в тюрьме. Как вечно ...

Не пытайтесь покинуть ад: премьера в омской драме

Не пытайтесь покинуть ад: премьера в омской драме

Зрителям представили новый спектакль по по пьесе американского драматурга Теннесси Уильямса.

Из Стамбула с любовью: рецензия на фильм «Город кошек»Видео

Из Стамбула с любовью: рецензия на фильм «Город кошек»

На экраны вышел полнометражный документальный фильм о пушистых хозяевах Стамбула — кошках и людях, чей мир они перевернули. Уверены, эти семь историй покорят ваше сердце.

Тайны кроличьей норы: достоин ли ты примерить ушки Playboy

Тайны кроличьей норы: достоин ли ты примерить ушки Playboy

В день, когда первый номер увидел свет, в память о покинувшем нас Хью Хефнере пройдите тест и убедитесь, что Playboy еще может удивить.

Преображение 2.0: сохранить и подытожить

Преображение 2.0: сохранить и подытожить

Подводим итоги, рассказываем о внутренних и внешних переменах героев и готовимся к третьему этапу проекта.