Ваш Ореол

Ваш Ореол

05 августа 2017 10.45Спецпроекты

«Ну, вы, ребята, юмористы!»

Давно она не смеялась с таким удовольствием.

«Ну, вы, ребята, юмористы!»

Коллаж Галины Серебряковой

Золотой браслетик оригинального плетения на тонком запястье Жени то и дело вспыхивал, поймав сквозь неплотно прикрытые жалюзи солнечный лучик, а его хозяйка приметила ещё и пристальные взгляды Таньки Сергачёвой, сидевшей за столом напротив. Танька, казалось, с неимоверным трудом отводила глаза, при этом легонько причмокивая толстыми губами не то восхищённо, не то огорчённо, не то всё вместе. Едва сотрудники шумно и радостно поднялись (ура-ура, обед!), Сергачёва, обычно в числе первых торопившаяся занять очередь в буфете, дождалась, пока Женя сложит бумаги и встанет, пристроилась рядом и даже попыталась идти в ногу. Это было сложно, уж слишком разные они по комплекции, но Танька старалась.

- Красивый, - кивнула на браслетик. - Можно поближе посмотреть?

- Да пожалуйста... - Женя согнула руку в локте и поднесла к её глазам.

- Дорогой, наверное? - Танька покачала головой и причмокнула.

- Понятия не имею. Подарок.

- И что? - от изумления Сергачёва даже притормозила. - Я так всегда цену знаю, хоть подарок, хоть нет.

- Зачем?

- Ну-у... как тебе объяснить? - Танька почему-то погрустнела. - В общем, сразу становится ясно, значишь ты для человека что-нибудь или он просто от тебя дежурно отделался.

- Не могу согласиться, - Женя со вздохом облегчения вошла в распахнутую дверь буфета, где стоял весёлый гомон: спорить совершенно не хотелось, но и поддерживать тоже.

Танька, учуяв вкусно-смешанный запах, в котором главной нотой звучал аромат свежеиспечённых булочек, словно тут же позабыла о незаконченном разговоре и устремилась к стопке чистых подносов. И уже после, когда они возвращались в кабинет, серьёзно сказала:

- Мне надо с тобой посоветоваться. Ты вечером домой опять пешком пойдёшь?

- Конечно. Это моё железное правило.

- Вот и я с тобой прогуляюсь...

«Да на кой чёрт ты мне нужна?!» - чуть не крикнула Женя, но только чуть заметно кивнула. Сама виновата.

Танька устроилась сюда на работу месяца полтора назад, время шло, однако никто особо-то не сдружился с этой высокой и рыхловатой девушкой со светлыми, всегда слегка взлохмаченными волосами до плеч. Вряд ли у кого-нибудь повернулся язык назвать её блондинкой. А вот белобрысой - да. Наверняка в школе так и дразнили. Черты лица - низкий лоб под чёлкой, толстые щёчки, нос картошечкой - взгляд не останавливали. И с кожей ей сильно не повезло: такая не приемлет и малейшего загара, шелушась и болезненно краснея под солнцем. Она, будто понимая, что вид у неё совсем не товарный, никому не навязывалась, тихо сидела за компьютером, с которым управлялась, кстати, лучше многих в их большом отделе. Однажды утром Женя пришла в отличном настроении и, увидев сгорбившуюся перед монитором Таньку, вдруг спросила:

- А ты чего такая хмурая?

- Да-а... - Сергачёва удивлённо посмотрела, не веря, видимо, своим ушам: неужели она интересна хоть кому-то? - С мужем поругалась.

- С мужем? - только теперь Женя приметила на её руке тоненькое колечко. - Ну, в этом случае я вряд ли чем-нибудь могу помочь.

- Можешь, - твёрдо ответила Танька. - Ты же слушать умеешь?

И - понеслось. У неё оказалась мёртвая хватка. Теперь приятные путешествия домой после работы превратились в идиотские «сеансы психотерапии». А что отвечать на бесконечные и, надо признаться, занудно-одинаковые жалобы, Женя не знала. Просто сочувствовать и осуждать некое «чудовище» - не вариант. Может, Танька сама в чём-то не права? Что думает обо всех этих обидах вторая сторона? Так ли она виновата? Суть буквально кровоточащих претензий к мужу была в том, что он после свадьбы ни цветочка, ни былинки хоть какой-нибудь ей не принёс. На день рождения притащил дешёвый электрочайник и ещё смеялся, гад, что так удачно совпало: старый накануне сломался - и не надо ломать башку над полезным подарком. Ох, и поплакала она тогда! Так хотела букет роз! А он такой: «Розы завтра завянут - деньги, считай, на ветер». А зарабатывает хорошо!

- У тебя парень есть? - допытывалась Танька.

- Есть, - соврала Женя, чтобы не возникло вопросов о прошлом, куда не хотелось пускать посторонних.

- Он тебе дарит что-нибудь? - и взгляд, словно в морской бинокль.

- А как же! Серёжки, цепочку серебряную, кольцо, нет, уже два, - плела что попало без всякой задней мысли. - А цветы - это строго обязательно. Самые свеженькие, чтобы подольше продержались.

- Капе-ец... - разочарование Таньке скрыть не удалось, правда, она не уточнила, кому и какой «капец».

Ничего странного, что и эта очередная «прогулка» началась с допроса.

- Браслетик тоже твой друг подарил?

- Ага, - легко подтвердила Женя. - Нравится?

- Ещё бы! А мой Толик, ну, хоть бы...

Женя отключила слух и опомнилась, когда Танька подёргала её за руку.

- Алё! Оглохла, что ли? Зайди, говорю, ко мне, поужинаем, посмотришь на жадюгу.

«А и зайду. Интересно всё-таки глянуть», - решила Женя.

- Ладно, на полчасика.

Сергачёвы жили в том же микрорайоне, чуть подальше. Пятиэтажка, замызганный подъезд, но дверь в квартиру вишнёво-металлическая и без единого пятнышка-пылинки. А уж внутри... Мама дорогая! Прихожая обита светлым деревом, вместо обычного плафона - вычурный фонарь. Толик, темнокудрый богатырь-молодец, встретил их без особой радости, коротко поздоровался.

- Чайник горячий? - засуетилась Танька. - Это моя лучшая подруга Женя. Что есть поесть? Включай плиту.

Хозяин молча развернулся и отправился на задание. Женя мимоходом сунула нос в комнату, помыла руки в ванной, отделанной синей и жёлтой плиткой. В кухне не сдержала восторга от оригинального порядка бежевых шкафов и шкафчиков, «уютненьких» обоев, раздвижного стола. От ужина она отказалась, попросила чашку кофе.

- Как скажешь, - не стала настаивать Танька. - Ты бы видела, как здесь всё было убито, когда мы купили эту квартиру. Толик сам сделал ремонт. И мебель тоже! Не веришь? - и гордо приосанилась.

- Мастер высшего класса! - похвалила Женя, но Толик и бровью не повёл, будто его и не касалось.

- Толь, - вкрадчиво сказала Танька, - глянь, какой браслет Жене жених подарил. Я тоже такой хочу.

Толик хмыкнул, с неприязнью посмотрел на гостью, встал и вышел.

- А! - торжествующий вопль вслед. - Стыдно стало?

- Знаешь, мне пора домой, - семейные мелодрамы не привлекали ни в кино, ни тем более в жизни.

- Теперь он не отвертится! Думал, что я вру про тебя...

На следующий день Женя серьёзно сказала сгорающей от нетерпения Таньке:

- Можешь сердиться, но мне понравился твой Толик. Спокойный и сильный. Я уж молчу про его умелые руки. Красивый молодой мужчина. Надёжный человек. И деньги на дело тратит. Ремонт - это бездна. Тебе, честно, позавидуешь даже.

- Да ты его один раз всего видела!

- Иногда этого вполне хватает.

Танька надулась. Но, поразмышляв о чём-то, с подозрением сузила глаза:

- Он тебе правда понравился?

- Очень, - без запинки ответила Женя.

Если и слукавила, то лишь в том, что себя представить его женой не могла: он едва ли имел понятие о «тонких материях» - например, читал умные книжки и ценил фильмы Андрея Тарковского.

Через несколько дней Танька пригласила её на вечеринку по поводу их давней встречи с Толиком.

- Мы всегда отмечаем. Нет, никого больше не будет. Посидим втроём, - и умоляюще сложила ладони у груди.

Женя купила изящную вазу для фруктов: в хозяйстве лишней не будет. И угадала: Танька немедленно водрузила её на стол, заполнив мандаринами и бананами. Сергачёв был всё так же молчалив, зато жена его, выпив вина, развеселилась не на шутку.

- Толик, а знаешь, что о тебе Женя сказала? Что ты красивый мужчина. Серьёзный и надёжный. Ты ей очень-очень нравишься! Она в тебя влюбилась, понял?

Он поднял глаза от тарелки и с изумлением уставился на гостью.

- Жень, а знаешь, что о тебе Толик сказал? Что ты выдерга и спиногрызка. Тупая ворона, которая ради золотых бирюлек и подарочков любого мужика до психушки доведёт.

Сергачёв густо побагровел, метнул в жену гневный взгляд, вскочил и тут же почти упал на стул, сражённый Жениным хохотом. Она давно не смеялась так искренне и открыто, почти до слёз. Танька даже начала перепуганно совать ей в руку салфетку.

- Ну, вы, ребята, юмористы, - кое-как выговорила, промокая лицо. - Фантастика! Такой ослепительной характеристики я ещё не удостаивалась. За это надо поднять бокалы! Кстати, Танечка, прости, но нет у меня пока «мужика ради бирюлек». А браслет папа с мамой подарили. К окончанию универа...

Материал опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 31(968) от 2 августа 2017 г.

Добавить комментарий
Креативное знание: карта мастер-классов омской арт-резиденции 2.0

Креативное знание: карта мастер-классов омской арт-резиденции 2.0

Воркшопы и лекции о моде и культуре в самом широком их понимании. Что узнаем с 25 октября по 5 ноября — в нашей интерактивной программе. 

Игорь Огурцов, актер: «Каким бы популярным ты ни был, мгновение — и у тебя ничего нет»

Игорь Огурцов, актер: «Каким бы популярным ты ни был, мгновение — и у тебя ничего нет»

О том, чем похожи Огурцов и Якубович, почему актер — это не про «звездность», и немного про Омск — в нашем мини-интервью.

Валидол и БДСМ: пятый лонгплей от Anacondaz в Омске

Валидол и БДСМ: пятый лонгплей от Anacondaz в Омске

Сергей Карамушкин и Артем Хорев снова приехали в Омск спустя четыре года в рамках Всероссийского тура паузерн-рэп-проекта Anacondaz. Группа привезла свой пятый номерной лонгплей «Выходи за меня» и ...

Календарь

«Пьяные» в театре: премьера в «Пятом»Фото

«Пьяные» в театре: премьера в «Пятом»

Рецензия на спектакль петербургского режиссера по пьесе Ивана Вырыпаева.

Из Омска в московские элиты: в престижной школе «Летово» можно учиться бесплатно

Из Омска в московские элиты: в престижной школе «Летово» можно учиться бесплатно

Но здесь ждут только способных учеников, которых не приходится заставлять делать уроки.

Преображение: точка, точка, запятая

Преображение: точка, точка, запятая

Итоги «Преображения» Марины Хариби и Андрея Маслова.

Николай Марченко, шеф-редактор «Формулы русской революции. 1917»: «Смена власти в Омске — история верховных директорий»

Николай Марченко, шеф-редактор «Формулы русской революции. 1917»: «Смена власти в Омске — история верховных директорий»

Третий день в Омске идут съемки документального сериала об Октябрьской революции. «Класс» побывал на площадке и пообщался с шеф-редактором.

Сергей Сочивко: «Женские трусы прибивают гвоздями к стене, и это у них считается искусством»Фото

Сергей Сочивко: «Женские трусы прибивают гвоздями к стене, и это у них считается искусством»

Художник Сергей Сочивко пообщался с редактором «Нового Омска» и рассказал о картинах для Владимира Путина и Наины Ельциной, а также почему в Екатеринбурге его ценят больше, чем в Омске.

История любви на фоне омского неба

История любви на фоне омского неба

Гости проекта «За подарками» провели романтический вечер в омском планетарии.

Омская «Тургениана»: новый театральный сезон в «Галерке»

Омская «Тургениана»: новый театральный сезон в «Галерке»

Зрителям представили консервативную «Провинциалку».

Преображение: три Look

Преображение: три Look'a для Марины Хариби

Осенние, глубокие, стильные образы от «Итальянского стиля» и Ирины Бумагиной.

Что, где и когда  послушать в Омске меломанам

Что, где и когда послушать в Омске меломанам

Рассказываем о будущих концертах и выступлениях.

Из прошлого в будущее: 10 любопытных фактов о мостах Омска

Из прошлого в будущее: 10 любопытных фактов о мостах Омска

Коротко о девяти реальных и одном мосте-призраке.