Деловой Омск

Деловой Омск

09 августа 2017 07.00Статьи

Политконсультанты: кукловоды или марионетки

«Деловой Омск» исследовал рынок политконсалтинга.

Политконсультанты: кукловоды или марионетки

Фото: medafarm.ru

В конце мая, сразу после прошедших праймериз, мне позвонили с незнакомого номера. Заикающийся от волнения явно студенческий голос сказал, что звонит по просьбе кандидата имярек, удачно прошедшего внутрипартийное голосование. Имярек был готов предложить мне место руководителя его предвыборного штаба за… 30 тысяч рублей в месяц. На мой взгляд, предложенная сумма могла бы заинтересовать лишь того самого звонившего студента, но никак не человека, проведшего значительное число успешных кампаний разного уровня. Затем я узнал, что базовое (!) интервью для этого же кандидата было написано молодой журналисткой за (голосом Галустяна из «Нашей Раши», шепотом) «одну тысячу рублей»...

«О времена, о нравы!»

Первые ласточки тревоги начали появляться в профессиональных сообществах политтехнологов сразу после Нового года. Тишина, а скорее — вакуум, образовавшийся в отношениях с предполагаемыми заказчиками, пугал и настораживал.

Самые активные представители консалтингового цеха пытались ликвидировать эту тишину, проводя бурные, но немногочисленные обсуждения предстоящего электорального цикла. Но к «толчее воды в ступе» мало кто прислушался. И даже состоявшаяся 19 апреля знаковая встреча ведущих политтехнологов с главой центризбиркома Эллой Памфиловой не прибавила оптимизма в профессиональном сообществе. Встреча была закрытой, и участники договорились не выносить на всеобщее обсуждение то, что было сказано за закрытыми дверями. Но даже небольшие комментарии, просочившиеся в СМИ, были абстрактно обтекаемыми, со скользившей внутри паникой. Так, по словам ныне президента РАПК (Российской ассоциации политических консультантов) Андрея Куртова, «мы рассказали о наших возможностях, предложили помощь и совместные действия по экспертизе законодательства, инициатив и обращений. Возможно, при ЦИК будет образован некий общественный совет, в который войдет кто-то из наших коллег по РАПК». Официальные, ни к чему не обязывающие слова. А дальше — тишина. Можно предположить, что собравшиеся на той встрече политтехнологи пытались нащупать нить, которая может привести к сотрудничеству цеха консультантов с властью. Раньше все эти контакты проходили через администрацию президента. Но после выборов в Государственную думу аппарат управления внутренней политики, традиционно отвечающий за выборы, сменился практически полностью. Возглавивший управление Сергей Кириенко практически сразу обрубил контакты с политтехнологами, которые активно работали с бывшими кураторами внутренней политики. У многих политконсультантов сложилось мнение, что их просто выкинули, вычеркнули из жизни. Алексей Швайгерт, политконсультант, основатель сайта «Политтехнолог.ру» рассказал нашему изданию, что нынешний избирательный цикл предельно «засушен» по нескольким причинам: «Во-первых, все нацелены на президентскую гонку и не хотят лишний раз «тревожить» избирателя по пустякам типа, предположим, выборов в Омский горсовет. А во-вторых, у Кириенко есть опасения, что если хоть в одном регионе пройдет «не тот» кандидат, ему это поставят в вину, и его позиции в аппаратной борьбе будут существенно ослаблены. И именно поэтому практически никто из политтехнологов «сурковского» и «володинского» призывов не получили знаковых контрактов». Швайгерт подчеркивает, что это всего лишь одна из версий.

Андрей Трошкин, политтехнолог, автор проекта «Архитектура власти» в интервью «Деловому Омску» сделал акцент на трансформации рынка политконсалтинга: «Трансформация связана прежде всего с неуклонным снижением политической конкуренции. В такой ситуации при видимой легальности (избирательная система в целом довольно прозрачна в сравнении со многими другими странами) выборы теряют легитимность из-за «зачистки» политических конкурентов и, как следствие, потеря интереса к выборам и устойчивое снижение явки, которая, к слову, зачастую намеренно «сушится». Пример тому текущие губернаторские кампании — во всех 16 регионах, где предстоит определить нового главу, выборы пройдут по неконкурентному сценарию. Такая ситуация провоцирует злоупотребление административным ресурсом и развитие коррупции на рынке политконсалтинга, возникают теневые механизмы финансирования избирательных кампаний».

Ситуацию прокомментировал и один из ведущих игроков рынка политконсалтинга, в данном случае пожелавший остаться неизвестным: «Менеджеры» нашего политического пространства (я имею в виду прежде всего администрацию президента) сделали так, что власть как таковая и политика как процесс обесценились. Сегодня политическая деятельность представляет собой некую частную корпоративную вечеринку, где корпорация заказывает музыку, диджеев, массовку в виде танцующих под определенную музыку. Иногда эта корпорация приглашает скандалистов, чтобы разнообразить вечеринку. И каждая такая вечеринка заканчивается обязательным награждением победителя. И победитель этот — руководитель корпорации. Так происходит в 99% случаев. Исключение лишь подтверждает правило».

Кто виноват?

Что привело к подобной трансформации? Эксперты говорят, что подход нынешнего УВП администрации президента к управлению рисками. Алексей Швайгерт считает, что все непростые управленческие решения, даже с минимальными рисками, убиваются на корню: «Зачем нужны политконсультанты при отсутствии реальных политиков и инструментов, которые помогают решать электоральные задачи? У чиновников сегодня есть свой прекрасный набор инструментов, которые помогают зачищать политическое пространство. Например, тот же самый муниципальный фильтр. Не надо креатива, не надо программ, не надо соцопросов. Чиновничья машинка отлично справляется и без этого инструментария политтехнологов.

Нынешний год особо показателен в этом плане. Мы видим, что бОльшая часть цеха политических консультантов сидит без заказов. Все 16 губернаторских кампаний, которые проходят в этом году, неконкурентны. Последние надежды были на Свердловскую область и Бурятию, но и они не сбылись. У чиновников сегодня вся политическая поляна оказалась выжжена, и никаких рисков просто нет. И политтехнологи, на которых в случае чего можно было бы свалить ответственность за результат, оказались не нужны».

Кризис в профессии некоторые связывают и с негативным имиджем, который сложился в общественном мнении в отношении политконсультантов. Вадим Дрягин, директор «ГЭПИЦентр-2», в разговоре с корреспондентом «ДО» обвинил в этом негативе средства массовой информации: «СМИ постепенно сформировали негативное отношение к PR и политическим консультантам вообще. Хотя Public Relations возникал как передача достоверной информации. И благородство этой профессии в том, что специалисты помогали выстроить коммуникации между политиком и обществом, в том числе и во время избирательной кампании. Сегодня СМИ рисуют политконсультанта как жуликоватого товарища, который берет много денег и неэффективно их использует. Та же внедренная журналистами логема «политика — грязное дело». Эта фраза нанесла огромный урон гражданским институтам, избирательному праву да и всей политической системе России. А потом мы удивляемся, почему избиратели на выборы не ходят».

Часть экспертов также подчеркнула, что истоки кризиса в том, что чиновники почувствовали вкус к пирогу политтехнологий. Алексей Швайгерт считает, что чиновники увидели в электоральных кампаниях добротно выстроенную систему заработка: «Деньги со спонсоров собираются, а потом просто распределяются внутри узкого круга лиц. Не нужны ни технологии, ни качественная работа «в поле», ни засеивание интернета. Можно обойтись небольшим объемом «для показухи». То есть чиновники увидели, что в рынок политконсалтинга сейчас можно залезть с ногами и доить его». Его позицию поддерживает и Вадим Дрягин: «Иногда возникает такая ситуация. Я не говорю о конкретном регионе, но можем предположить, что, например, некое высшее должностное лицо (ВДЛ) региона или муниципалитета приглашает к себе предпринимателя и предлагает ему стать спонсором избирательной кампании. Тот соглашается и дает значительную сумму денег, скажем, полмиллиарда. «Ого!» — думает ВДЛ и приглашает еще одного, который тоже дает весомую сумму. Затем третий, четвертый… Эта схема служит способом обогащения некоторых чиновников».

Что делать?

После того как стало понятно, что есть опасность «пролететь» мимо электорального цикла, многие члены профессионального сообщества начали искать себя в других ипостасях: создавать дискуссионные клубы, организовывать по городам и весям лекции типа «Как провести малобюджетную выборную кампанию», строить собственные медиаактивы.

Некоторые из опрошенных нами специалистов говорят, что «пора переквалифицироваться в управдомы». Так, в прошлом политтехнолог, а ныне член Общественной палаты РФ Александр Малькевич видит два пути интеграции политконсалтинга в сегодняшние реалии: «Нельзя говорить о профессии политконсультанта только в разрезе электоральных циклов. Предположим, некий молодой технократ выиграл сентябрьские выборы. И теперь ему предстоит большая работа: выстраивать взаимоотношения со всеми. И в этой ситуации ему без политического консалтинга не выжить. Потому что конфетно-букетный период взаимоотношений с населением и элитами закончился, начинаются выборы в местные органы власти, в Горсовет, значит, нужны какие-то свежие решения. Без помощи можно быстро, что называется, «поплыть». А ведь этот молодой технократ хочет и в регионе что-то сделать, и показать свои возможности федеральному центру. А для этого надо не завязнуть в рутине, не угробить свой имидж. И грамотные специалисты уже давно встраиваются в систему. Еще один вариант: интеграция в корпорации. Например, сегодня ты ведешь кандидата в одном регионе, связанном с «Газпромом», в следующем году — в другом, в котором у того же «Газпрома» есть свои интересы, а еще через год — решаешь пиар-задачи корпорации. Сегодня речь идет о длинных историях. Время политтехнологов «блуждающих рыцарей» проходит». Причем Малькевич подчеркивает, что будущее — за командами местных политконсультантов, которые прекрасно знают региональные властные и элитные ландшафты, наблюдают за ситуацией в регионе уже не один сезон: «Я уверяю, что человек, который не связан с регионом, не может вести кампанию. Миф, что «московские специалисты» могут заехать, бах! — и дать значимый результат. Нет. Могу судить по тем регионам, в которых работал сам. И на Северном Кавказе, и в Великом Новгороде. Точно так же и в Омске есть специалисты, которые знают местные реалии и способны на победы».

Цифры с потолка

Темой отдельного исследования может стать политика ценообразования и оплаты услуг на рынке политконсалтинга. Ни один из экспертов, с которыми мы общались в преддверии подготовки материала, не был готов открыто комментировать те суммы, за которые работают специалисты предвыборных штабов. На условиях анонимности нам удалось получить штатное расписание одного из предвыборных штабов «Справедливой России» из региона где, как и в Омске, проходят муниципальные выборы. Стоит отметить, что цифры и позиции, которые были отмечены в штатном расписании, после утверждения в центральном штабе эсеров были серьезно секвестрированы. Мы приводим данные изначального штатного расписания, поскольку это позволяет увидеть модель штаба, характерную для всех избирательных объединений вне зависимости от партийной принадлежности.

По нашим сведениям, после утверждения эта смета была снижена более чем в три раза, до одного миллиона рублей в месяц. Основному сокращению подверглась медиагруппа, также было рекомендовано набирать агитаторов из числа сторонников.

Этот частный случай говорит о многом. Во-первых, это смета штаба «Справедливой России». У штаба представителей партии власти суммы существенно отличаются. Особенно, если главным технологом становится «человек с именем». Зарплата основного политконсультанта варьируется, по свидетельству участников рынка, от 600 тысяч рублей до одного миллиона в месяц. Впрочем, практически все отметили, что в кампании этого года «бюджеты скудные и финансирование нерегулярное». Как рассказал один из сотрудников штаба «Единой России» в регионе на Дальнем Востоке: «Мы друг у друга (имеются в виду сотрудники одного штаба. — Прим. ред.) деньги занимаем». Многие отмечают, что руководители штабов не смущаясь говорят о том, что «если не нравится — можете хоть сегодня уезжать. Желающих занять ваше место — вагон». Есть сообщения о том, что участились так называемые «кидкИ», когда сотрудники штабов по окончании определенного периода получают значительно меньшую сумму либо не получают денег вообще. И это является еще одним доказательством присутствия кризиса на рынке политконсалтинга.

Но все же мнения экспертов в оценке рынка разошлись. Часть из них считает, что рынка нет и специалистам в ближайшем будущем предстоит перепрофилироваться, другие считают, что в связи с оптимизацией заказчики будут делать ставку на местные кадры, которые обходятся всегда дешевле и чаще всего продуктивнее работают на «родной» территории. Конечно, многое с ситуацией развития или стагнации рынка политконсалтинга прояснится очень скоро. Практически все эксперты считают, что грядут изменения. Но какие и в какую сторону, никто со стопроцентной уверенностью сказать не может.

Комментарии

Андрей ТрошкинАндрей Трошкин,политтехнолог, автор проекта «Архитектура власти»Отдельной проблемой является слабость профессиональных сообществ в политтехнологиях и политконсалтинге. Как следствие, отсутствие механизмов профессиональной оценки и регулирования этики, отсутствие организованного рынка труда. Заказы распределяются структурами, близкими к администрации президента, возникают «откатные» механизмы, когда получить контракт можно, только вернув до 50% суммы заказчику. Процесс институциализации рынка политконсалтинга постепенно идет, но он закономерно замедлен в условиях отсутствия политической конкуренции. Техническим кандидатам или тем, кто заранее согласен с тем, что идет не на победу, нет необходимости прибегать к услугам политконсультантов. Ситуация начнет меняться в положительную сторону при отказе от методов искусственного регулирования конкурентности выборов, в частности муниципального фильтра.

 

Алексей ШвайгертАлексей Швайгерт,политконсультант, основатель сайта «Политтехнолог.ру»Профессию политконсультанта хоронят уже давно. Но она все равно продолжает жить. Да, сейчас рынок упал и упал серьезно. И реанимировать его будет очень непросто. Дело в том, что наш рынок слишком зависим от обстоятельств. Независимого рынка политконсалтинга нет и в обозримом будущем не будет. Мы зависим от внешней конъюнктуры, от того, насколько будет активной и разнообразной наша политическая жизнь. Вот возьмут и отменят выборы, перейдут к прямому назначению. И все. Вот тогда профессия умрет. А позволят бизнесу более активно влиять на выборные процессы, финансировать кампании — профессия будет жить. И еще немаловажно: вернется ли у бизнеса вкус к политике? Его отбили. В том числе и новым регламентом работы в Государственной думе. Сейчас это не синекура, а место, где надо реально пахать. Во всяком случае, многие депутаты, которые избирались в Госдуму в прошлом году, рассчитывали на более комфортные, скажем так, условия работы.

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 31 (185) от 8 августа 2017 года

Добавить комментарий
Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Симфония рока: программа третьего музыкального опен-эйра от филармонии

Каким будет первосентябрьский рок-фестиваль — в нашем материале.

Омский предприниматель Виктор Шкуренко женил сына (ФОТО)Фото

Омский предприниматель Виктор Шкуренко женил сына (ФОТО)

Звездным гостем свадьбы старшего ребенка в семье известного ритейлера стал актер сериала «Реальные пацаны».

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Омские пенсионерки стали серебряными волонтерами

Они помогают при проведении значимых мероприятий по всей стране

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Ведущий шоу «Напролом» Тимофей Баженов: «Я едва не погиб на съемках»

Телеведущий рассказал о своей новой программе.

«Сезон бабочек» в Омске

«Сезон бабочек» в Омске

Премьера по новелле японской писательницы. 

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

Новичок омского «Авангарда» Дмитрий Кугрышев: «Федор Смолов будет болеть за нашу команду»

«Ястреб» рассказал о своем переходе и о дружбе с известным футболистом.

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Игрушечное путешествие: знаковая премьера в омском «Арлекине»

Спустя четыре года в репертуар театра вернулся спектакль о куклах разных стран.

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Алексей Матвеев, замдиректора Музея имени Врубеля: «Для успешной работы важен грамотный выставочный план и способности конкретных кураторов»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Заклятие «Заклятия»: рецензия на фильм ужасов «Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

«Класс» побывал на премьере фильма, с истории которого начинался знаменитый хоррор «Заклятие» и теперь точно знает, почему опасно держать связь с умершими.

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптурыФото

А ты танцуй, Любочка, танцуй: в Омске ожили скульптуры

Оригинальный подарок ко Дню рождения города — премьеру постановки с участием Омского хора — преподнесла омская филармония.

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

Шаг в новый век: куда пойти в 301-й день рождения Омска

От марафона до Бабкиной, от реконструкторов до гончаров. Подборка для тех, кто хочет успеть везде, не прибегая к клонированию.

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Екатерина Лущ, начальник комплекса концертных залов филармонии: «Старые технологии перестают работать. Не только в культуре и не только в Омске»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать региональные театры и музеи на плаву.

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Секс, наркотики и обналичка: 10 громких уголовных дел с участниками «Дома-2»

Преступления и наказания героев бесконечного телешоу о построении отношений.