Деловой Омск

Деловой Омск

14 сентября 2017 07.00Интервью

Виктор Корб: «Я перетролливаю любого тролля»

Блогер Виктор Корб рассказал «НО» освоем пути выстраивания коммуникации с обществом.

Виктор Корб: «Я перетролливаю любого тролля»

Фото: Андрей Кутузов

Виктор, идея пообщаться с вами родилась после интервью с Леонидом Полежаевым. Он рассказал о своем опыте коммуникации с обществом и, кстати, признал его неудачным. Ваш опыт можно считать одной из альтернатив: другая логика, другие ресурсы, другие цели... Вы можете назвать его успешным?

— Давай для начала хотя бы проговорим, что это за опыт коммуникации такой. Если уж так жестко противопоставлять меня условному Леониду Константиновичу, то, пожалуй, да, можно сказать, что я иду в противоположном направлении. Я противник позитивизма и не считаю, что кто-то может навязывать обществу свою парадигму. Для меня в приоритете саморазвитие.

Рассмотрим пример — освобождение от рабства. Казалось бы, правильное дело — даем людям свободу. Но! Если мы начинаем раздавать свободу, то тут уж впору цитировать наших политиков с их опошлившимися фразами вроде «свобода лучше несвободы», «свободу не дают, ее берут». Хотя по сути это так. Ключевое в свободе — это именно самостоятельность выбора, а свобода есть базовая ценность саморегулирования и самостоятельного выстраивания общественных связей.

То есть, если грубыми мазками — позиция условного ЛКП: дайте мне опору, я всех научу, а ваша: не надо нас учить, мы сами всему научимся.

— Да, в открытом взаимодействии друг с другом, со взаимным уважением. Иначе мы скатимся в охлократию. Мы многие годы спорим с профессором Костаревым, как интерпретировать понятие гражданской самоорганизации, и я всегда говорю, что она сама по себе не возьмется, должны появиться лидеры.

Которые научат?

— (Улыбается.) Да, тут есть некая видимость противоречия... Но для процессов организации все-таки нужны лидеры, которые действуют на основе общих договоренностей, а не пытаются доминировать. Давай на конкретном примере. Взять хотя бы проект «Гражданин мэр», организацией которого мы занимались в 2012 году.

И который, мягко говоря, провалился.

— Ничего подобного. Его до сих пор вспоминают молодые горожане.

Человека, который под лошадь попал, тоже вспоминают.

— Ну не ерничай, его вспоминают именно как начало движения самоорганизации в Омске.

И чем это технологически отличается от тех же праймериз «Единой России»?

— Технологически трудно изобрести новый инструментарий, но мы говорим о другом. Там никто не командовал. Там выявились гражданские лидеры в рамках свободного механизма.

Те же бюрократы духа, только от гражданского общества...

— Не согласен. Я частично готов принять твой тезис, что да, проект провалился, но лишь в том смысле, что все общество, весь Омск не «поднялись». Зато некое приподнятие гражданского ядра все-таки произошло.

И такую степень эффективности вы считаете достаточной?

— Смотря что ты понимаешь под эффективностью. Я часто сталкиваюсь с таким заблуждением, когда социальные процессы мерят категориями бизнес-успеха. Пойми, даже к организации шашлыков с друзьями нельзя подходить с точки зрения корпоративного управления. Там действуют иные принципы. Скажем, моя одна из самых удачных рыбалок: когда мы абсолютно ничего не поймали, но в дождь вытаскивали из грязи старую разбитую «копейку», все перемазались, еле доехали до дома… Счастливые! К эффективности, с точки зрения бизнеса, это не имеет никакого отношения.

Я правильно вас понял, что ваш путь самоорганизации вы считаете правильным, а условный полежаевский — нет?

— Безусловно, попытки уменьшить свободу приводят к плачевным последствиям. Вот загрузили народ в римскую матрицу или фашистскую, и все рухнуло в итоге.

Ну давайте возьмем тибетское общество, его с кучей оговорок можно назвать свободным, но пришли китайские войска и присоединили эту территорию.

— Да, но это ведь как раз впечатляющий пример, иллюстрирующий мой тезис! Несмотря на формальную утрату суверенитета, успех «тибетства», глобальное лидерство Далай-ламы показали суперэффективность. Речь идет совсем не о территориальных границах ведь, а о защищенности идей. Взять тех же евреев — они до 1949 года вообще не имели государства. С этой точки зрения они были разрушены, вообще не существовали. Но мы все прекрасно понимаем роль еврейства в развитии цивилизации. Поэтому повторяю: ограниченное рамками общество нежизнеспособно, на него комета когда-нибудь упадет. Что ты смеешься, ученые говорят, что наша планета не вечна, что необходимо заниматься колонизацией Марса. Рамки мешают человечеству мыслить в космических масштабах.

Есть фильм-катастрофа «2012», там мир спасают именно жестко дисциплинированные китайцы, они строят специальные ковчеги, которые позволяют оставшимся землянам переждать стихию.

— Да бог с ними. Вот даже на примере вашего издания… Мне кажется, история сразу была обречена, потому что вы подходили к этому, не выстроив открытую систему, и преувеличивали имеющиеся у вас ресурсы и сроки управления ими. Как говорят в маркетинге, развлеклись за деньги клиента.

Тут уж я не соглашусь. Мы развивали идею делового Омска, и сейчас работаем над тем же, сменили только канал распространения. Однако давайте вернемся к первому вопросу — ваш опыт оправдался?

— Мои подходы однозначно тоже не удались. Почему? Моя любимая присказка: я не Данко. Я не готов отдать свое сердце, чтобы освещать дорогу вам, людям.

Я предлагал некие решения и создавал локальные образцы. И до сих пор от этого не отказался, хотя уже близок к этому.

А что за образцы?

— Скажем, я горжусь опытом организации участия условных демократов или самостоятельных граждан в первых и последних относительно демократических выборах на этой территории. Это было в 1990 году. Тогда был впервые реализован не политический подход, а подход по принципу самоорганизации.

Также я отношу к локальным успехам деятельность Медиасообщества. Еще в 1993 году мы собирали всех игроков рекламного рынка в одной аудитории и создавали образцы профессиональной этики. Там тоже были свои проблемы, скажем, мы принимаем концепцию против демпинга, а на рынке все существуют в условиях демпинга и откатов.

А если человек хочет отказаться от пути самоорганизации, скажем, ему и так удобно и тепло под крылом чьего-то доминирования? Человек может взять книжку и просвещаться, он не делает это совершенно сознательно, потому что просто не хочет, а не потому что над головой довлеет тоталитаризм, хунта и так далее.

— Да, это его право. Но не нужно думать, что он принимает такое решение свободно. Дело в общественном сознании — это важнейший институт. Большинство людей в России руководствуются вот таким тоталитарным общим представлением, которое уже вменено им всей системой культуры, идеологическими конструкциями, системой коммуникации. Так что нет, принимая такое решение, он несамостоятелен.

Тогда можно сказать, что и решение о самостоятельности и самоорганизации принимается человеком не самостоятельно, а в рамках других шаблонов общественного сознания.

— Да, и я больше скажу, когда условные Навальные говорят, что мы сейчас придем и всех увлечем, сыграем на сложности взаимоотношений башен, элит, пролезем, выиграем выборы… Ничего нового не будет — произойдет лишь переформатирование существующей системы.

Другие говорят, нужно идти в народ и просвещать — условный Ходорковский. Миллиардами накормили всю страну (я имею ввиду проект «Открытая Россия»), но когда произошел арест, никто даже на улицу не вышел.

Это не вышло… А чтобы вышло, нужно перейти на критический уровень формирования институирования этих новых общественных форм, когда из встреч людей со временем вырастают правила, технологии. Для этого в процесс должно включиться достаточно большое количество людей.

Давайте поговорим о вашем твиттере, когда мне кажется, что мир слишком благостен, я захожу к вам на страницу и попадаю в царство негатива. Там много агрессии, оскорблений...

— А есть конкретные примеры?

Ну, скажем, госпожу Мизулину вы назвали мразью.

— Во-первых, нужно понимать, что публичное позиционирование человека — не есть сам человек. В разных социальных сетях я выполняю разные роли. И когда я прихожу на круглый стол РПЦ и УМВД я использую другую лексику.

То есть там у вас другие принципы?

— Ну ты какую-то глупость сказал, какой же это принцип. (Смеется.)

Обычный принцип публично не оскорблять людей.

— У меня несколько принципов: я против ханжества. Ханжество — это ложь, а я этого не терплю. Второй мой принцип — адекватность. В той ситуации, когда я использовал это слово, оно было адекватно тем политическим контекстам. Ты знаешь, как говорят и как действуют политики? Почему тогда тебя смущает то, что я использовал слово «мразь»?

Я здесь играю роль лишь наивного интервьюера и сужу по себе. Для меня это неадекватно.

— Самое забавное, что сама Мизулина меня за это не забанила, хотя у политиков обычно очень болезненное отношение к таким вещам.

Вот вы оскорбляете, а сами при этом довольно ранимый и обидчивый...

— Неправда, никогда ни на кого не обижаюсь. Когда вижу чистый троллинг в отношении меня и попытки человека, скажем так, не очень значительного, увести дискуссию из содержательного дискурса в троллинговый, оскорбительный формат, я жестко отвечаю. Я перетролливаю любого тролля. Что касается Мизулиной... Мои слова — это в первую очередь защита. Она первая проявила агрессию, она, заняв пост во власти, осознанно пытается уменьшить в том числе и мою свободу. Заметь, я при этом не взрываю ее, не кидаюсь фекалиями, а употребляю довольно мягкое, на мой взгляд, слово в ответ на ее людоедскую политику.

А вы не боитесь ошибиться?

— Боюсь. Именно поэтому я активен в пабликах, социальных сетях. Я испускаю таким образом сигналы. Взять того же Леонида Константиновича, он ведь ни разу меня не приглашал, мы никогда с ним не взаимодействовали. Он просто прервал эту коммуникацию на корню. А коммуникации могут быть эффективными только когда они есть, когда они открыты и содержательны.

Оскорбление Мизулиной едва ли содержательная коммуникация, ну ладно…

— Разрыв коммуникации я воспринимаю как свое поражение, как ослабление. Мое открытое существование — это главный фактор моей защищенности. Если я не присутствую в этом поле, про меня начинают сочинять всякое — и что я городской сумасшедший, и главный оппозиционер… Но это не я. Да, когда-то я давал поводы так говорить, потому что отстаивал свободу публичного самовыражения, и мне приятно, что сейчас даже незнакомые молодые люди порой говорят, что признательны мне за это.

А в омской медиасреде, и я это отмечаю с грустью, вы становитесь слегка комическим персонажем.

— Я все это прекрасно понимаю. Это цена моего неучастия в публичных процессах. Если я совсем уйду из публичности, то останусь вот таким образом — ношусь с бородой как оглашенный, ору на полицейских, меня хватают и так далее…

Но в то же самое время я публикуюсь в научных журналах, участвую как профессиональный социолог по приглашению директора ВЦИОМ в закрытых совещаниях, круглых столах, езжу в Париж на научные конференции... Этого-то никто не видит.

Вы сказали про бан в твиттере... А кто из известных вас забанил?

— Илья Варламов. Хотя никакого повода я ему не давал.

В шутку могу сказать, что горд, что меня забанил Милов… мне это даже приятно, потому что я его не уважаю. Навальный меня забанил, и это не очень приятно, учитывая, что я на него даже не подписан. И кстати, в последние годы критиковал его исключительно в конструктивном союзническом ключе.

Хотел бы еще затронуть очень узкую тему — ваш рейтинг омских сайтов. Наболело, знаете ли, накопилась масса претензий по поводу ваших аналитических выводов...

— Так, интересно.

Ну вот, что касается даже ваших выводов по сайту «Новый Омск»... Мы демонстрируем рост, вы пишете, что мы увеличиваем количество и снижаем качество, потом возвращаемся к своим привычным значениям, вы отмечаете, что у нас проблемы с менеджментом… Нет ощущения, что вы понимаете, как это все работает, а выводы делаете.

— То, что я пишу в этом рейтинге, — это попытка замутить какую-то дискуссию и чуть глубже влезть в содержание. Это добрый троллинг.

Что касается вас… В какой-то момент я увидел, что вы пошли экстенсивным путем: стали делать заметно больше новостей, раза в полтора, но при этом уронили планку качества. Потом я посмотрел в метрики и увидел всплеск трафика и сделал такой вывод. А что я не прав?

Конечно, нет. Просто в начале апреля в Омске случилась трагедия — убийство двух девушек в баре «Доски». Эта история вызвала огромный резонанс и сотрудники сайта отработали эту тему качественно с помощью новостных агрегаторов и соцсетей. Этим и объясняется всплеск. А дальше трафик вернулся к своим срединным значениям, поэтому не было никакого снижения планки качества и менеджерских просчетов... Все очень просто.

— Я лишь высказываю гипотезы… Которые даже в вашей узкой группе медиаменеджеров не вызывают резонанса. Ты же сам ничего не написал по поводу этого...

А что я мог написать? Что Корб наплел какой-то ерунды?

— Я бы вообще мог не делать эти текстовые вставки... У них задача простейшая — вызвать реакцию потребителей этого продукта — вашу. Но не получается. К тому же я оговариваюсь, что это гипотезы, предположения. Понятно, что я не могу такие выводы делать уверенно.

Там нет никаких оговорок, что это гипотезы. Вы можете всегда спросить у самих редакторов, почему происходят те или иные события на сайте. Я легко прокомментирую все трафиковые волны на «НО».

— Этот проект держится только на моем энтузиазме, без всякой внешней поддержки, ты хочешь, чтобы я еще и коммуникацию с участниками осуществлял за свой счет?

Да, если вы хотите, чтобы ваш продукт был качественным.

— У меня нет такой цели. Если бы у меня был собственный интерес к совершенствованию этого продукта, он бы не был таким убогим.

Если вы позиционируете его как аналитический продукт, он должен соответствовать.

— Главная его задача — зацепить… И она пока не выполняется.

Это многое объясняет. Просто это напоминает недавнюю историю с гением шахмат Гарри Каспаровым. Он тоже все критиковал Карякина со стороны, а потом в Сент-Луисе сел с ним играть и проиграл.

— Да? А я пропустил... И как Гарри Кимович выступил в целом? Не очень да?

Занял 8-е место, хотя я за него болел — легенда шахмат все-таки. Вы тоже, кстати, пару раз критиковали Карякина, мол, он путинист и все такое, хотя какая разница? В первую очередь он гениальный шахматист. Кто был правителем во времена Ласкера? Бисмарк? Разве это имеет значение…

— Подожди, так Карякин сам себя позиционирует как путинист. Я к нему с симпатией отношусь, я помню, был в шоке, когда узнал, что такой молодой человек уже гроссмейстер и так хорошо играет. Но я против каких бы то ни было индульгенций. Я разделяю Карякина шахматиста и Карякина путиниста. Это разные вещи. Но если я вижу его участие в качестве агрессивного путиниста, зачем я должен отказывать себе в его маркировке?

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 35 (189) от 5 сентября 2017 года

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 6):

Монстробит
О чём это всё?
14 сентября, 21:59 | Ответить
Врач с Куйбышева
Что ты несешь? Был бы мега-тролль, сидел бы на зарплате кое-где и жил нормально, а не ходил бы в одеждах от СуйЧуйвЧай с китайской оптовки.
14 сентября, 14:38 | Ответить
ггг
прямо скажем, внешность и богатый внутренний мир этого существа гармонируют друг с другом
14 сентября, 14:17 | Ответить
Андрей
Корб какой-то галимотьи наплёл, на месте Жоглика, ЭТО даже бы на сайт не стал ставить
14 сентября, 11:55 | Ответить
Дрон
Хорошо что ты не на месте Жоглика!
14 сентября, 12:19 | Ответить
хорп
А вы теперь у каждого фрика и тунеядца берете интервью? Или есть какие-то критерии отбора?
14 сентября, 11:48 | Ответить
Во славу антихайпа: Гнойный в ОмскеВидео

Во славу антихайпа: Гнойный в Омске

Репортаж с первого концерта Славы Машнова в Омске. Публику послал, хорька приласкал, очки не снял.

Шедевры Эрмитажа в Омске

Шедевры Эрмитажа в Омске

Рассказываем, какие предметы можно увидеть на выставке в музее им. Врубеля.

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Как Николай Рябов и Ольга Алексеева в гости к «Мадам Ву» ходили. О пилингах, масках и чудесах.

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»Видео

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»

«Новый Омск» приводит любопытные экспонаты и мифы, которые в музее стремятся развенчать.

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Фронтмен панк-группы рассказал «Классу» о классиках и их местах на корабле современности, протестах против системы и экстремизме.

Какими судьбами: стилист Надежда Шульга в гостях у продюсера Дины Грин

Какими судьбами: стилист Надежда Шульга в гостях у продюсера Дины Грин

Новая встреча в «звездных» гостях: угощаемся венскими вафлями и алтайскими пряниками с облепиховым чаем и говорим о стильных киногероях, любви к Парижу и постельных сценах в омском кино.

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Впечатляющие результаты героев, выдержавших одну из самых эффективных процедур текущего сезона.

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Об улыбках Николая Рябова и Ольги Алексеевой — со всех сторон.

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Депутат поздравил самую известную в Омске многодетную семью с прибавлением. Месяц назад у Антона и Людмилы Кудрявцевых родился десятый ребенок.

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»Видео

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»

Автор и исполнитель вирусных хитов приехал в Омск и в преддверии концерта провел неформальную встречу.

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Экс-омичка Елизавета Николаева провела мастер-класс в родном городе.

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Ура, товарищи! Свершилось! Сегодня отмечается 100 лет со дня Великой Октябрьской революции. Еще 30 лет назад в нашей стране любой от мала до велика знал о тех событиях практически все. «Новый Омск» ...

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

В 2018 году за престижную премию поборется спектакль «Жизнь» театра драмы. Наудачу вспоминаем всех обладателей «Золотой маски» в Омске.

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Об отношениях в группе, новых клипах, фанатах и лифчиках на сцене — в нашем интервью с вокалистом эпатажной костромской группы.