Класс

Класс

26 сентября 2017 17.57Интервью

Григорий Вевер, музыкант: «Хочу продолжить аранжировать рок для симфонических оркестров. Так хиты звучат богаче и глубже»

О профессиональном уровне оркестров в России, гастролях по миру, и о нелегкой жизни музыкантов — в нашем интервью с человеком, который успевает все.

Григорий Вевер, музыкант: «Хочу продолжить аранжировать рок для симфонических оркестров. Так хиты звучат богаче и глубже»

Фото: vk.com

Музыкант родом из Новосибирска, преподаватель в Омском музыкальном училище, дирижер, 33-летний кларнетист, который пишет аранжировки для симфонического и духового оркестров, отец троих детей Григорий Вевер рассказал «Классу» о том, чем привлекательна работа преподавателя и как добиться успехов в музыке.

Хотелось бы для начала узнать о вашем образовании. Где вы обучались?

— Музыкальное училище в Новосибирске, потом поступил в консерваторию по классу кларнета, работал в Государственном академическом театре оперы и балета в оркестре. Второе образование — пока неоконченное — оперно-симфоническое дирижирование в консерватории в Новосибирске.

Сами вы из Новосибирска. Как и когда получилось, что теперь вы работаете в Омске? И почему именно Омск?

— Сначала я работал в Новосибирском оперном театре в оркестре. Но всегда мечтал играть и сочинять в симфоническом оркестре. А потом Омский оркестр объявил конкурс на замещение вакантных должностей, тогда оркестру исполнялось сорок лет, выделили ставки солистов. Я, обучаясь на пятом курсе, прошел конкурс и приехал сюда. И вот я работаю здесь уже девять или десять лет.

Вы играете в нескольких музыкальных коллективах. На чем, как давно и какой у вас репертуар?

— Не знаю, почему так сложилось, но я играю много где. (Смеется.) В симфоническом оркестре я концертмейстер группы кларнетов, еще — с прошлого года — ассистент дирижера. В духовом оркестре играю на кларнете, а иногда — на клавишах. В филармонических концертах, бывает, приглашают в качестве клавишника на эстрадные концерты. Играю в квартете «Кларнетиссимо» — это кларнетисты Омского академического симфонического оркестра. Еще у нас есть такой проект ирландской музыки Whiskey Brothers. Семь лет назад нам захотелось поиграть, часть ребят тоже из оркестра — скрипач, флейтист и ударник. Но сейчас много времени уделять проекту не получается.

Вы пишете аранжировки для симфонического и духового оркестров и оркестра Бориса Чернядьева. С чего все началось и почему вам интересно этим заниматься?

— Еще со студенческих лет мы собирались разными составами что-то поиграть, но не всегда можно было найти те ноты, по которым хотелось играть. Так всегда получалось, что я аранжировал различный материал на абсолютно разные составы в училище. Музыки много, но надо ее адаптировать для того же квартета «Кларнетиссимо», для духового оркестра много заказывают аранжировок, потому что в них составы варьируются, и вообще вещь, написанная под этот коллектив, всегда будет звучать выигрышнее и ярче. Я знаю особенности нашего симфонического и духового оркестров. Знаю сильные стороны и могу все учитывать. Последнее самое интересное и необычное было для «СимфоРокПарка», я делал пять вещей, одна из них — группы «Гражданская оборона». Пожалуй, это самое удивительное для симфонического оркестра.

Насколько сейчас востребованы услуги аранжировщика?

— От случая к случаю. Лично мне работы в этом направлении хватает, потому что постоянно обновляются программы в духовом оркестре. Также ежегодно проводится конкурс солиста оркестра, и ученики музыкальных школ играют с омским симфоническим оркестром. Но дети не все могут сыграть, и тут ко мне обращаются с просьбой переложить пьесы, которые ребята играют на фортепиано, чтобы они смогли сыграть их с оркестром.

Вы добавляете собственный материал в то, что пишете? Серьезные ли изменения тем самым вносите в музыку?

— Это неизбежно. Потому вещи для симфонического оркестра, которые в оригинале играют четыре рокера, будут восприниматься как пародия. Нужно придумывать, дополнять, усложнять фактуру, выстраивать по форме. Но должно быть чувство меры. Настолько, чтобы при этом узнавался первоисточник. Если бы мне заказали фантазию для симфонического оркестра, именно композиционную работу на определенную тему, вот тут я не связан по рукам и ногам, могу делать что хочу.

На какой материал хотели бы написать аранжировку?

— Мне интересна сейчас роковая тема. Как-то услышал у Лондонского симфонического оркестра каверы рок-хитов, там мастерски сделаны аранжировки. И мне было бы интересно поработать в этом направлении. И рок-хиты только выигрывают от этого, начинают играть новыми красками, звучат богаче и глубже.

На данный момент вы дирижируете детскую симфонию. Планируете ли выходить на уровни выше? И что делаете для этого?

— Да, иногда мне доверяют дирижировать детские концерты. В прошлом сезоне было пару случаев экстренной замены, и я дирижировал вечерние концерты. Потом этим летом удалось пройти отбор на мастер-курс для молодых дирижеров профессора Юрия Ивановича Симонова в Московскую филармонию. Это легендарная личность, выдающийся российский дирижер мирового уровня. Симонов лично сам по видеозаписям отбирает молодых дирижеров, делит их на две группы: одни просто присутствуют, а другие имеют возможность продирижировать оркестром Московской филармонии, а это легендарный коллектив топ-уровня России. И мне повезло! Я прошел отбор и даже принимал участие в заключительном гала-концерте этого мастер-курса. Длилось это всё две недели, каждый день с 10:00 до 20:00. На моем дирижерском поприще это для меня заметная ступень и очень значимая. Я много почерпнул, не только знакомства с другими дирижерами, но и для моего профессионального роста много взял. Полезное общение было и с самим Симоновым. Он раскрывал свои секреты и хитрости, делился мастерством, ничего не утаивая — это было очень здорово!

В воскресенье вы с духовым оркестром вернулись из Астаны. Куда вы еще ездили на гастроли и как принимает публика за границей?

— С симфоническим оркестром мы были на гастролях в Италии два раза, в Австрии. С духовым оркестром ездили в Канны, и всегда нас хорошо принимали. Планируется ещё поездка в Китай. С Новосибирским оркестром я был в Китае, Греции, Германии. Так что немного поездил. Но каждое выступление волнительно. Если играю соло в оркестре, волнуюсь, независимо – в Италии я или в нашем родном зале, в котором мы репетируем каждый день. Но и от репертуара зависит. Если сочинения попроще, то и волнения такого особо нет.

Как бы Вы оценили профессиональный уровень симфонических оркестров Омска и России в целом на сегодняшний день?

— Омску есть чем гордиться. Наш симфонический оркестр высокого уровня, очень мобильный, может играть любую музыку на достойном, профессиональном уровне. А по России уровень очень разный. Города называть не буду, но во многих оркестрах проблемы, не все укомплектованы музыкантами, инструментами. Уровень складывается из разных компонентов, если есть хорошее финансирование — это хорошо, но это только полдела. Если оркестр укомплектован инструментами и есть профессиональные музыканты — тоже хорошо, но и это не все. Должен быть грамотный дирижер, руководитель. И где все эти компоненты складываются в одно целое, там уже мы видим симфонический оркестр с высоким уровнем. В принципе, в России очень хорошая музыкальная школа, особенно для исполнителей на струнных инструментах. Это говорят все. Как-то читал в интервью, что почти в каждом европейском оркестре минимум один человек в струнной группе – выходец из России. Это показатель!

Как давно преподаете в Омском музыкальном училище? И что вам это дает?

— Шесть или семь лет я преподаю по классу кларнета и саксофона. Вообще, кларнет штучный товар, не очень сейчас моден этот инструмент, в отличие от саксофона. А саксофон — это же разновидность кларнета, и играли на нём изначально кларнетисты. Изначально у меня было немного учеников, первые годы - провальные. И, тем не менее, мои ребята занимали места на международных конкурсах. Мне нравится общаться с молодыми людьми. (Смеется.) Интересно видеть результат, если он есть. Где-то что-то подсказываешь ученику, и он на твоих глазах растет, конечно, если занимается. Дело даже не в зарплате. В училище зарплата больше, чем в музыкальных школах, но все равно это не деньги. Мной движет обычный интерес к этой работе. Был один интересный случай. Ко мне на кларнет пришел дядечка пенсионного возраста. Он всю жизнь хотел научиться, но что-то мешало, не хватало времени, семья, работа. И вот он вышел на пенсию и брал у меня уроки. Просил ноты на выбранные им мелодии и получал от этого огромное удовольствие.

У вас трое детей. Они еще достаточно маленькие, старшей дочери семь лет. Приучаете ли вы ее к музыке и хотите ли, чтобы она пошла по вашим стопам?

— В музыкальной школе они будут учиться все, независимо от того, кем они захотят быть. В нашей семье я и моя жена — музыканты, и разговоры у нас бывают на музыкальные темы, они с детства все это слышат, они уже в теме. У меня нет цели вырастить из них профессиональных музыкантов, даже наоборот — объясню им все минусы этой профессии. Если они захотят быть музыкантами — это должен быть осознанный шаг, потому что это не самая простая профессия. Она требует много работы над собой и много времени. Чтобы устроиться работать в оркестр, нужно 15 лет учиться — это музыкальная школа — училище —консерватория. У музыкантов нет каникул, нет выходных. Ты должен каждый день уделять время инструменту, если хочешь достичь приличного уровня. Но музыке должен учиться каждый ребенок. Это развивает мышление. Музыка — это мир, который столько дает эмоций!

В связи с вышесказанным, как удается совмещать свою работу, командировки и семью? Откуда столько сил на все это?

Пока силы есть. (Смеется.) Как-то пока все совмещается, с трудом, конечно. Но опять-таки помогает смена работы. Здесь я преподаю, здесь играю, здесь что-то еще — вот это спасает. Прикасаешься к музыке с разных сторон. Конечно, возникает мысль разгрузиться, я вынужден больше отказываться от каких-то предложений. А преподавать — это вообще неблагодарное дело, но результат приносит удовольствие. Но есть чувство ответственности, как я их оставлю? Если я уйду, то кто будет преподавать? Меня учили, и я хочу отдавать свои знания.

Добавить комментарий
Во славу антихайпа: Гнойный в ОмскеВидео

Во славу антихайпа: Гнойный в Омске

Репортаж с первого концерта Славы Машнова в Омске. Публику послал, хорька приласкал, очки не снял.

Шедевры Эрмитажа в Омске

Шедевры Эрмитажа в Омске

Рассказываем, какие предметы можно увидеть на выставке в музее им. Врубеля.

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Как Николай Рябов и Ольга Алексеева в гости к «Мадам Ву» ходили. О пилингах, масках и чудесах.

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»Видео

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»

«Новый Омск» приводит любопытные экспонаты и мифы, которые в музее стремятся развенчать.

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Фронтмен панк-группы рассказал «Классу» о классиках и их местах на корабле современности, протестах против системы и экстремизме.

Какими судьбами: стилист Надежда Шульга в гостях у продюсера Дины Грин

Какими судьбами: стилист Надежда Шульга в гостях у продюсера Дины Грин

Новая встреча в «звездных» гостях: угощаемся венскими вафлями и алтайскими пряниками с облепиховым чаем и говорим о стильных киногероях, любви к Парижу и постельных сценах в омском кино.

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Впечатляющие результаты героев, выдержавших одну из самых эффективных процедур текущего сезона.

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Об улыбках Николая Рябова и Ольги Алексеевой — со всех сторон.

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Депутат поздравил самую известную в Омске многодетную семью с прибавлением. Месяц назад у Антона и Людмилы Кудрявцевых родился десятый ребенок.

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»Видео

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»

Автор и исполнитель вирусных хитов приехал в Омск и в преддверии концерта провел неформальную встречу.

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Экс-омичка Елизавета Николаева провела мастер-класс в родном городе.

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Ура, товарищи! Свершилось! Сегодня отмечается 100 лет со дня Великой Октябрьской революции. Еще 30 лет назад в нашей стране любой от мала до велика знал о тех событиях практически все. «Новый Омск» ...

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

В 2018 году за престижную премию поборется спектакль «Жизнь» театра драмы. Наудачу вспоминаем всех обладателей «Золотой маски» в Омске.

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Об отношениях в группе, новых клипах, фанатах и лифчиках на сцене — в нашем интервью с вокалистом эпатажной костромской группы.