Ваш Ореол

Ваш Ореол

07 октября 2017 10.00Спецпроекты

«У тебя тут санаторий, что ли?»

От изумления Жанка забыла про чай с печеньем.

«У тебя тут санаторий, что ли?»

Коллаж Галины Серебряковой

-Гонщик, так его... - устало кивнул врач на каталку с забинтованным чуть не по макушку пациентом, которую ввезли в палату уже глубокой ночью. - Ночной мотоциклист. Он ещё под наркозом, так что вы, Наталья Владимировна, - попросил медсестру, - проследите повнимательнее. Ногу еле сложили по косточкам, но ходить будет. Если постарается...

Доктор сокрушённо покачал головой: куда летел, молодой дурачина? - и тихо прикрыл за собой дверь. До концы смены Наташа несколько раз подходила к постели с неподвижным коконом, а он так и не шевельнулся.

Песков выздоравливал медленно, но с каждым днём его взгляд становился легче и веселее: боль отступала. Он был непривередлив, мужественно терпел процедуры, не вздрагивал от укуса шприца и как-то особенно оживлялся, если к нему приближалась Наташа. Сначала улыбался только глазами, потом, когда повязки сняли, стесняясь своего, как ему казалось, напрочь изуродованного лица, кривил губы и смотрел по-детски жалобно: я не сильно страшный? Она понимающе и успокаивающе молча качала головой: не так уж всё плохо, раны заживут, главное - встать и пойти.

Только вот со временем этот просто очередной больной по имени Роман стал тревожить. Входя в палату, Наташа чувствовала, как он жжёт её взглядом и не отводит его, пока она не выйдет. Поставить парню обыкновенный укол - сущее мучение. Роман заворожённо следил за её руками, и Наташа внутренне сердилась, но сдерживала себя, стараясь не потерять точность давно заученных движений. Постепенно он начал осваивать костыли и однажды поздно вечером приковылял к ней на пост.

- Можно с вами посидеть? - спросил с явно напускной робостью.

- Нет, вы по режиму должны уже спать.

- Ну хоть пять минуточек! - почти взмолился. - Я устал, пока к вам тащился.

- Вас проводить до кровати? - она смотрела очень строго.

- Сам доползу как-нибудь, - мрачно ответил Роман и неловко повернулся на месте, громыхнув подпорками.

Наташа вскочила и всё-таки проводила по коридору, спокойно пожелав хороших снов.

Она, конечно, догадывалась, что всё это не случайно: не спится, скучно, тоскливо, осточертело в четырёх стенах, не с кем поболтать в палате. И категорически не нравился повышенный интерес пациента Пескова к ней. Даже сейчас, пока одолевали десятка три метров до палаты, он, ещё неуклюже управляясь с костылями, стремился хоть локтем коснуться её. Смешно. По сути, совсем мальчишка, всего-то двадцать четыре года. А ей тридцать пять. Ничего общего и выдумать нельзя. Что же теперь делать? А ничего. Элементарно прикинуться глухой и слепой. Как на грех, совершенно слепой получалось плохо: красивый был этот Роман со своими шрамами на загорелом лице. Подтянутый, но не худой, плечи широкие, рост самый мужской - под метр девяносто, тёмный «ёжик» на голове. И серые глаза - такие яркие, будто с подсветкой изнутри. Она с ужасом поняла: он ей приятен на границе с... чем? Но внешне оставалась если и приветливой, то вполне профессионально, не выделяя Пескова среди других обитателей клиники даже невольным жестом и какой-нибудь «особенной» улыбкой.

Как назло (или наоборот?), Наташе выпало дежурство в последний, перед завтрашней выпиской, вечер. И на сей раз она не увидела никакого нарушения дисциплины в том, что Роман, стараясь не слишком громко стучать костылями, пришёл на пост, без всякого разрешения опустился на стул, спросил:

- Долго я ещё буду инвалидом?

- Прогнозы не по моей части, доктор скажет... Впрочем, думаю, что бегать будете не скоро. Есть кому за вами поухаживать?

- Один живу. И в городе один.

- Ну-у... нерешительно протянула Наташа, - может, подруга...

- Девчонок знакомых много, а вот подруги пока нет, - правда, грусти по такому печальному поводу в его голосе не прозвучало.

- Квартира благоустроенная? - зачем она с ним разговаривает, пожалуй, не объяснила бы и самой себе.

- Ага, - Роман усмехнулся, - комната в коммуналке-развалюхе, и то съёмная. Алкашня и старичьё кругом.

- Сочувствую, - Наташа искренне вздохнула. - Обязательно выполняйте все-все рекомендации врача, не опускайте руки...

- Скорее, ноги, - Песков попробовал засмеяться, но получилось не очень правдоподобно.

- А теперь - отбой. Утром вряд ли увидимся, в общем - всего наилучшего.

И он покорно встал и «постучал» в палату. Не оглянулся, хотя она ждала и хотела ещё разок увидеть его лицо, пусть и мельком, пусть в профиль...

Уже дома навалилась тяжёлая тягучая пустота. Может быть, в первый раз не тянуло на работу, потому что эта «пустота» - оттуда, из клиники. Но прикрикнула на себя и на следующий день деловито открыла дверь в «его» (куда денешься?) палату. Чёрт, конечно, сразу же глянула на «его» кровать, а там лежит ещё незнакомый дед, выпустив бороду поверх простыни. Скрепилась, улыбнулась, поздоровалась и приступила к привычным процедурам, чувствуя странное сиротство без горячего взгляда Романа и его так и невысказанного обожания. «Немедленно прекрати даже вспоминать об этом мальчишке!» - приказала мысленно.

А «мальчишка» оказался не из тех, кто быстро сдаётся. Он подкараулил Наташу дня через два во дворе клиники с букетом цветов.

- На такси приехал! - сказал радостно. - А это в знак благодарности.

- Присядем на лавочку, - предложила она, - надо поговорить. Что там, в твоей коммуналке? - перешла на ты, ведь они уже не пациент и медсестра.

- Гульба, как обычно, - Роман махнул рукой. - Где они деньги берут, не могу понять.

- Знаешь, я вот подумала... - Наташа не призналась, конечно, что идея возникла словно сама собой секунду назад. - Чем в том бардаке мучиться, поживи у меня, пока нога полностью не восстановится.

- А это удобно? - он не верил своим ушам.

- Я тоже одна живу, две комнаты раздельные. По крайней мере, присмотрю за тобой. Мужчины терпеть не могут лечебную физкультуру, но тебе увильнуть не удастся.

- Так точно, товарищ главнокомандующий! - Песков сиял, будто ему вручили орден за отвагу и мужество.

Он опять вызвал такси, в котором у подъезда облезлой пятиэтажки Наташа подождала всего-то минут десять, пока Роман соберёт вещи. Светлая и чистая комната понравилась ему, тем более что в ней стояли телевизор, компьютер и полка с книгами.

- Будет чем заняться, пока ты на работе! - сидя на диване, Роман взял её за ладонь и попробовал притянуть к себе.

Но Наташа отняла руку:

- Да я, видимо, теперь и дома - на работе.

Так и получилось. Когда она была свободна, заставляла «квартиранта» до седьмого пота делать комплекс необходимых упражнений, не обращая никакого внимания на его нытьё, ездила с ним на консультации к травматологу, радовалась, что уже можно сменить костыли на тросточку, и придирчиво выбрала её в специальном магазине. Зато и кормила вкусно, и одежду стирала-гладила вовремя, даже знакомую мастерицу Жанку из близкой к дому парикмахерской пригласила, чтобы причёску поправить. После Роман сел к монитору поиграть в морской бой, а Наташа увела Жанку в кухню попить чаю.

- Он кто тебе? - шёпотом спросила та, округлив чёрные глаза.

- Честно? Я не знаю. Бывший пациент на реабилитации, как-то так.

- У тебя тут санаторий, что ли? Не темни. Спишь с ним? - Жанка глянула с жалостью, как на умалишённую. - Он же салажонок!

- Представь, не сплю, - Наташа покраснела и от этого рассердилась. - Хороший парень, жильё у него ужасное, ну я вот...

- Влюбилась?! А теперь ждёшь, когда подрастёт? Ой, дура-дура! Ты-то не молодеешь. Ладно, мне надо бежать, клиенты, то-сё! - и упорхнула, всё ещё в недоумении качая головой.

Чтобы успокоиться, Наташа затеяла стряпню, тесто было куплено вчера в кулинарном магазинчике.

- Пирожки с капустой или с картошкой сделать? - заглянула

в комнату.

- Да всё равно, - Роман и глаз от экрана не оторвал, выпустив торпеду во вражеский крейсер.

Он вообще очень изменился. Привык к ней, наверное. И к удобной жизни на всём готовом. Глаза уже не блестели, из голоса испарилось волнение, никакой прежней праздничной приподнятости ни в чём. Даже ворчит иногда, как взрослый сын на надоедливую мамашу. Что ж, сама виновата. Оттолкнула сразу - теперь нечего удивляться. А может, он решил, разглядев поближе, что старовата? Просто не хочет уходить от чистых рубашек и пирожков? Как быть?

- А что это горелым несёт? - она кинулась к позабытой сковороде, услышав недовольный крик Романа.

Жанка позвонила недели через две. Наташа как раз собиралась домой с дежурства.

- Ты в курсе, что твой один ходит гулять?

- Да, ему полезно больше двигаться. А что?

- А то. Он не один гуляет. С девчонкой. Наша, кстати, клиентка. На башке густо, в башке пусто, татушка на шее.

- Ну, ему, наверное, поговорить с кем-нибудь захотелось.

- Ага, каждый день с одной и той же! - ехидно сказала Жанка. - Мне в окно всё видно. Короче, закрывай свою богадельню.

Когда Наташа вошла в квартиру, Роман смотрел спортивный канал.

- По-моему, тебе пора вернуться домой. Скоро и трость уже не понадобится.

- Почему вернуться? - он не скрыл огорчения.

- Потому, Рома, по-то-му...

Материал опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 40 (977) от 4 октября 2017 г.

Добавить комментарий
Шедевры Эрмитажа в Омске

Шедевры Эрмитажа в Омске

Рассказываем, какие предметы можно увидеть на выставке в музее им. Врубеля.

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Как Николай Рябов и Ольга Алексеева в гости к «Мадам Ву» ходили. О пилингах, масках и чудесах.

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»Видео

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»

«Новый Омск» приводит любопытные экспонаты и мифы, которые в музее стремятся развенчать.

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Фронтмен панк-группы рассказал «Классу» о классиках и их местах на корабле современности, протестах против системы и экстремизме.

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Впечатляющие результаты героев, выдержавших одну из самых эффективных процедур текущего сезона.

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Об улыбках Николая Рябова и Ольги Алексеевой — со всех сторон.

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Депутат поздравил самую известную в Омске многодетную семью с прибавлением. Месяц назад у Антона и Людмилы Кудрявцевых родился десятый ребенок.

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»Видео

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»

Автор и исполнитель вирусных хитов приехал в Омск и в преддверии концерта провел неформальную встречу.

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Экс-омичка Елизавета Николаева провела мастер-класс в родном городе.

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Ура, товарищи! Свершилось! Сегодня отмечается 100 лет со дня Великой Октябрьской революции. Еще 30 лет назад в нашей стране любой от мала до велика знал о тех событиях практически все. «Новый Омск» ...

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

В 2018 году за престижную премию поборется спектакль «Жизнь» театра драмы. Наудачу вспоминаем всех обладателей «Золотой маски» в Омске.

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Об отношениях в группе, новых клипах, фанатах и лифчиках на сцене — в нашем интервью с вокалистом эпатажной костромской группы.

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

Любовный четырехугольник: рецензия на «Канкун»

28 октября на сцене Лицейского театра состоялась премьера спектакля «Канкун» по пьесе современного испанского драматурга Жорди Гальсерана.

Анатолий Пахаленко, Nytt Land: «Многим музыкантам хватает выступлений в омских клубах. Надо завязывать с этим»Видео

Анатолий Пахаленко, Nytt Land: «Многим музыкантам хватает выступлений в омских клубах. Надо завязывать с этим»

О фолке, самодельных инструментах, плохих и хороших организаторах, а также гастролях по Европе — в нашем интервью.