Ваш Ореол

Ваш Ореол

14 октября 2017 11.00Статьи

«И на меня плюнь тоже, что ли?»

Уже засыпая, тревожно подумала Маришка.

«И на меня плюнь тоже, что ли?»

Коллаж Галины Серебряковой

Пассажиры в плацкарте менялись так часто и иногда выходили на нужной станции всего-то через несколько часов, что уже на вторые сутки Раиса вообще даже не поворачивала головы на нового попутчика. Впрочем, её равнодушие никого и не трогало. В новые времена начала потихоньку таять вроде бы крепкая традиция задушевных вагонных разговоров. Молодёжь не отрывалась от телефонов и планшетов, взрослые спали или ели, только старички ещё что-то обсуждали негромко, если находился словоохотливый спутник. Её это вполне устраивало: своих проблем полон рот - не до чужих заморочек. Скорее всего, тупо и смотрела бы в окно всю дорогу, если бы не Маришка. Дочке недавно исполнилось восемь, но с виду - лет шесть. Маришка впервые в жизни ехала в поезде, всё ей было интересно, она то и дело вскрикивала:

- Мам, гляди, какой красивый домик! Мы в таком будем жить? А вон корова! А почему лошадок нет?

Раиса вяло ей кивала, иной раз некстати, собственно, не видя и конкретных деталей плывущего мимо пейзажа, просто мелькает что-то перед глазами. За спиной осталась пока ещё болезненная на переломе прежняя жизнь, впереди ждало неизвестное будущее. Она возвращалась в родной город, по сути, с пустыми руками и больной душой. Какой смысл теперь проклинать тот день, когда совсем иной - лёгкой, влюблённой, счастливой! - без всяких сомнений и дурных предчувствий покинула она его, и тоже не одна. Рядом был Гена, белокурый гигант, смешливый и, как ей померещилось, очень-очень симпатичный. Он оказался армейским другом соседа по дому Кольки Кулешова, заскочил повидаться по пути домой. Ничего удивительного, если гость приметил Раечку на пыльной узкой улочке частного сектора и спросил у Кольки:

- О, а кто это? И ты до сих пор не женился на ней?!

Колька, может, и женился бы, но он «невесте» абсолютно не нравился. А вот Гена - это да. И говорить умеет, и одет хорошо, и чуб волной на вечернем солнце золотится. Уже на третьем свидании сказал:

- Заберу тебя с собой. Без возражений.

Раечка заволновалась, заалела щеками и ничего не ответила.

- Молчание - знак согласия, - и Гена уже почти по-хозяйски положил ей тяжёлую тёплую руку на плечи.

Конечно, домашние всполошились, когда она объявила, что уезжает далеко и надолго, наверное, навсегда. Старшая сестра Валентина повертела пальцем у виска, мама плакала:

- Был бы жив отец, он тебя не отпустил бы.

Ага, не отпустил бы. Её, готовую идти, бежать, лететь за Геной куда угодно! На самом деле они с радостными лицами сели вот в такой же поезд, без сожаления бросив на перроне провожающих Кольку и Валентину.

В дальнем областном городе за две с лишним тысячи километров от Омска у Гены была квартира и работа в транспортной конторе. Раечка устроилась закройщицей в ателье. Они честь по чести расписались, стали, как говорится, жить-поживать и ждать малыша: какая же семья без ребёнка? Рая уже готовилась к родам, когда Гена загулял по бабам. И даже скрывать не счёл нужным, такой честный.

- Ну, не железный я, ты пойми, так мы, мужики, устроены, - утешал он жену после ночёвки у случайной подружки. - Прости и забудь, ладно?

Простила. А что ещё ей, с огромным животом, оставалось?

Гена привёз их с Маришкой домой, был весел и помогал испуганной молодой мамочке чем мог. Но она, даже вся в хлопотах и понятных страхах, чувствовала от него запахи чужих женщин. И смирилась, понадеявшись, что со временем муж поуспокоится. Да и возвращаться к матери с младенцем... А уж Валентина-то посмеётся! Терпела сколько сил хватило. Гена, видимо, её молчание принял за разрешение и не так уж редко где-то пропадал до позднего вечера. Он очень удивился, когда покорная его «мужской природе» жена вдруг начала роптать и даже скандалить. Удивился и вознегодовал, отвечая порой грубым криком. В пылу ссоры, которые повторялись всё чаще, они забывали о Маришке, и она пряталась в своей комнатке под столом и заливалась тихими слезами.

- Мама, почему папа тебя обижает? - спросила однажды серьёзным голоском.

- Скоро не будет, мы с тобой

уедем от него, ладно?

- Да, он злой. А куда мы уедем?

- Домой...

На вокзале их никто не встречал. Мама умерла на больничной койке пять лет назад, а Раиса и на похороны не смогла приехать: Маришка подхватила воспаление лёгких. А сестру и не предупредила, решив, что лучше нагрянуть внезапно. На троллейбусе добрались до пятиэтажки на Космическом, где та жила с мужем, так и не родив деток - не дал бог.

- Ба-а, ты? - изумилась Валентина, застыв на пороге. - С каких пирогов?

- Да мы... насовсем...

- К нам? - у сестры невольно вытянулось лицо.

Она опустила глаза и увидела жавшуюся к матери Маришку.

- Какая худышка, господи! Ладно, заходите. Витя придёт с работы - поговорим.

Виктор тоже не обрадовался, пожевал губами, повздыхал, крякнул:

- Что вы, бабы, за дуры? Не выкинул же он тебя!

Но Валентину беспокоило не это:

- Где они жить-то будут? У нас хоть и три комнаты...

- Тут и думать нечего! Тёщина, земля ей пухом, изба заколоченная стоит. Старая, конечно, но что делать? Завтра и поедем.

Домишко слегка перекосился, закрытые ставни облупились, калитку еле открыли. Внутри - пыль и паутина, мебель рассохлась. У Раисы заныло сердце.

- Ничего, ничего, - не расстроился Виктор. - Отмоете-отчистите. Печку подлажу, трубу проверю, дров купим. Ещё повезло тебе, Райка, что не успел продать - покупатель выгодный не подвернулся.

Когда первый раз в печи дружно занялись поленья, на душе у Раисы потеплело. Валентина с явным облегчением переглянулась с мужем: слава те, сбагрили...

Тем же вечером затопотали на крыльце первые гости, давние, полузабытые уже школьные подружки Лорка и Светка, бросились обниматься.

- Мы, блин, глядим: дым из трубы валит. Уж не Райка ли нарисовалась? Это надо отметить!

Они быстро куда-то сбегали, принесли бутылки. Раиса возражать не стала. Маришку отправили спать. Сквозь дремоту она слышала, как гомонят в кухне мама и какие-то тётеньки.

- Плюнь, Рая, на всё! Жить надо весело! - прорвался визгливый голос одной из них.

«И на меня плюнь тоже, что ли?» - уже засыпая, встревожилась девочка.

Потом это стало происходить чуть не каждый день. Деньги кое-какие Раиса с собой привезла, и на огонёк подтягивались вместе с подружками их приятели. В доме было шумно и дымно, и Маришка ждала, что мама вот-вот встанет из-за стола и выгонит всех, таких неприятных и пьяных. Но мама хохотала и командовала: «Наливай!».

Несколько раз приезжали Валентина с Виктором, пробовали воевать с компанией, но отступились: оно им надо - нервы трепать? Маришка бродила по колдобистой улице, которая скоро ей надоела, да и делать там было совсем нечего. Зато за широкой дорогой-границей виднелись красивые многоэтажные здания, где во дворах на детских площадках носилась и смеялась ребятня. Она приходила сюда, устраивалась на низенькой крайней лавочке и молча смотрела, завидуя и стесняясь своей грязноватой одежды. Сидела до самой темноты, зная, что никто её не хватится и не будет искать. А после вернётся домой, мама сунет ей что-нибудь поесть, чаще - холодную варёную картошку с куском хлеба. И спать в свой уголок...

- Найт, назад! - Маришка вздрогнула от строгого голоса за спиной и оглянулась.

Молодая женщина, потянув поводок большой собаки, успокаивающе улыбнулась, двинулась дальше, но вдруг остановилась.

- Не бойся. Найт не кусается. Тем более в наморднике. Не пойму, зачем он меня к тебе дёрнул. Мы тут каждый вечер на прогулку ходим. Ты всегда сидишь одна и не играешь. Почему?

Маришка не знала, что сказать в ответ, и растерялась.

- Не хочешь? А пойдём с нами. Расскажи, как ты живёшь? Где твои мама и папа?

- Мама дома. Там ещё дяди и тёти. Они вечно пьяные и страшные. А папа далеко.

- Понятно... Твой дом где? Найт, нам в другую сторону!

Уже жалея, что заговорила, Маришка поплелась рядом с Ольгой Сергеевной (так, она сказала, её зовут). Но женщина ничего не боялась и смело рванула дверь, оставив собаку на веранде. Застолье от удивления замерло.

- Все, кроме хозяйки, рысью на выход! - это прозвучало как приказ.

- Эй, ты кто такая? Берега попутала? - спросил бритый мужик с синими наколками на пальцах. -

Да я тебя...

- Кто я такая? - и достала из внутреннего кармана куртки удостоверение. - Тебе в развёрнутом виде?

- Парни, это полицайка! - крикнул и первым вскочил с табуретки.

- Осторожно, за дверью овчарка. Не шути - сожрёт.

Через минуту кухня опустела. Раиса с тревогой смотрела то на странную гостью, то на Маришку.

- Не волнуйтесь, я не «полицайка». Работаю в детсаду воспитателем и тренером в клубе служебного собаководства. Просто «корочки» похожи.

- А сюда... зачем?

- Девочку вашу жалко стало. Вы хоть знаете, где она по вечерам бывает? Будем резко менять жизнь. И её, и вашу…

Раиса жалобно сморщилась.

- Плакать не надо. У вас профессия есть? Ну, вот. Подыщем работу. Я помогу. А эту шарагу мой муж разгонит навсегда. Он-то как раз лейтенант полиции...

Добавить комментарий
Во славу антихайпа: Гнойный в ОмскеВидео

Во славу антихайпа: Гнойный в Омске

Репортаж с первого концерта Славы Машнова в Омске. Публику послал, хорька приласкал, очки не снял.

Шедевры Эрмитажа в Омске

Шедевры Эрмитажа в Омске

Рассказываем, какие предметы можно увидеть на выставке в музее им. Врубеля.

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Преображение 2.0: как реанимировать кожу за час

Как Николай Рябов и Ольга Алексеева в гости к «Мадам Ву» ходили. О пилингах, масках и чудесах.

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»Видео

Что покажут и расскажут омичам в парке «Россия — моя история»

«Новый Омск» приводит любопытные экспонаты и мифы, которые в музее стремятся развенчать.

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Владимир Котляров, «Порнофильмы»: «Цой мотивировал, я тоже стараюсь это делать. А Бродский ныл»

Фронтмен панк-группы рассказал «Классу» о классиках и их местах на корабле современности, протестах против системы и экстремизме.

Какими судьбами: стилист Надежда Шульга в гостях у продюсера Дины Грин

Какими судьбами: стилист Надежда Шульга в гостях у продюсера Дины Грин

Новая встреча в «звездных» гостях: угощаемся венскими вафлями и алтайскими пряниками с облепиховым чаем и говорим о стильных киногероях, любви к Парижу и постельных сценах в омском кино.

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Преображение 2.0: как Ольга Алексеева и Николай Рябов от рук отбивались

Впечатляющие результаты героев, выдержавших одну из самых эффективных процедур текущего сезона.

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Как за 15 минут сделать зубы белее?

Об улыбках Николая Рябова и Ольги Алексеевой — со всех сторон.

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Какими судьбами: Степан Бонковский приехал в семью «Народного героя» Антона Кудрявцева

Депутат поздравил самую известную в Омске многодетную семью с прибавлением. Месяц назад у Антона и Людмилы Кудрявцевых родился десятый ребенок.

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»Видео

Гуша Катушкин, музыкант: «Я — бабушка, продающая пирожки. Представитель очень малого шоу-бизнеса»

Автор и исполнитель вирусных хитов приехал в Омск и в преддверии концерта провел неформальную встречу.

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Стать звездой: советы от кастинг-директора для тех, кто желает оказаться по ту сторону экрана

Экс-омичка Елизавета Николаева провела мастер-класс в родном городе.

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Тест: что вы знаете о революции 1917 года

Ура, товарищи! Свершилось! Сегодня отмечается 100 лет со дня Великой Октябрьской революции. Еще 30 лет назад в нашей стране любой от мала до велика знал о тех событиях практически все. «Новый Омск» ...

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

Не на «Жизнь», а на смерть, или Примерит ли Омск «Золотую маску» в двенадцатый раз?

В 2018 году за престижную премию поборется спектакль «Жизнь» театра драмы. Наудачу вспоминаем всех обладателей «Золотой маски» в Омске.

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Артем Шаров, фронтмен GoodTimes: «И как мы только ни выступали: и в трусах, и без трусов, и по потолку лазали»

Об отношениях в группе, новых клипах, фанатах и лифчиках на сцене — в нашем интервью с вокалистом эпатажной костромской группы.