Деловой Омск

Деловой Омск

19 октября 2014 04.22Статьи

Вадим Морозов: «Вера в миф о бюджетных деньгах АРП — это бессилие»

Председатель правления Ассоциации развития малого и среднего предпринимательства Вадим Морозов рассказал «ДО» о том, что эстрадный принцип «через постель» в бизнесе не работает. А также признался, что не планирует соревноваться в «заплыве» с мастером бассейного селфи губернатором Виктором Назаровым.

Вадим Морозов: «Вера в миф о бюджетных деньгах АРП — это бессилие»

Вадим Владимирович, с каким чувством предпринимательское сообщество смотрит в будущее? Строитель Владимир Лайнвебер недавно был в гостях у «ДО» и признался, что настроение пессимистичное. У ресторатора Михаила Курцаева мы спрашивали о перспективах развития его бизнеса в городе, и он ответил: какие, мол, перспективы, у меня дети все переехали из Омска.

— Безусловно, зарабатывать в Омске сегодня сложнее, и заработок становится меньше. Но разве это повод для паники? Все — гипс снимают, клиент уезжает!.. Я сторонник другого подхода — предлагать решения, менять систему и публично критиковать, если это необходимо... Тот же Михаил, я его неплохо знаю, так и делает.

Хотя у нас даже в региональном правительстве встречаются люди, которые считают: если ты критикуешь — значит, враг области. Я же уверен, что враг — тот, кто молчит или заявляет, что все у нас хорошо. Мало того, что он ничего не предлагает, так еще и пытается скрыть правду. Необходимо обсуждать, отстаивать свою позицию.

Вспомните, как жарко мы полемизировали с экс-министром экономики региона Сергеем Высоцким по поводу должности омбудсмена. К нам не прислушались. И что в итоге? Случилось то, о чем мы предупреждали: есть человек, есть кабинет, есть бюджет на содержание... Но какой эффект от всего этого? Что-то решено? Предложено? Нет. К концу года мы получим негатив.

Вы получите отчет на 40 страницах...

— Зачем предпринимателям отчет? Они ждут другого — реальной поддержки. Нужна конкретная работа. Ответственность за нее, кстати, должна нести и общественная организация, которая выдвигала кандидатуру омбудсмена.

Вы сказали, что омский бизнес стал зарабатывать меньше, еще и с большим трудом. Сколько лет длится эта динамика?

— За последние пару лет ситуация сильно усугубилась. Произошел резкий обвал. А заниматься бизнесом в Омске всегда было сложнее, чем в соседних регионах.

У меня офисы работают от Калининграда до Владивостока, и везде свои сложности, своя ментальность. Но возьмем тот же Красноярск. Когда я начинал бизнес, это был город с населением около 800 тысяч человек. Теперь это уверенный миллионник с развитой инфраструктурой для предпринимательства.
Яркий показатель — ресторанная сфера. Уровень сервиса и цен в Красноярске — московский, но есть потребитель таких услуг. Значит, в городе сложилась деловая прослойка.

Вы считаете, что это какое-то проклятие Омской области?

— Отчасти это связано с общероссийской тенденцией: нагрузка на бизнес в целом увеличивается. Некоторое время назад была положительная тенденция — предприниматели отказывались от серых зарплат. Все говорили: еще лет 10-15 не трогайте налоговую систему — и вы получите класс ответственных налогоплательщиков. Но жизнь пошла по другому пути. Если ты зарабатываешь рубль, а с тебя хотят содрать рубль 20, ты поневоле уходишь в тень, сколько тебя ни пугай тюрьмой.

В бизнесе должна быть постоянная «морковка». Какой смысл работать без выходных и отдыха и по итогам года получать нулевую прибыль?
Когда тебе 20 лет, ты на азарте можешь помучиться. Но если тебе, как Курцаеву, ближе к пятидесяти — легче положить деньги на счет и жить на проценты, ничего не делая, не производя, не создавая рабочих мест...

А что касается проклятия Омской области — нет никакого проклятия, но есть специфические особенности. Здесь очень тяжело двигать инновации. Взять хотя бы тему, которую мы активно предлагаем министерству экономики — систему субконтрактов для малого бизнеса. Она успешно работает в соседних регионах, в том же Новосибирске. Но профильные чиновники почему-то были уверены, что нам она не подходит.

Опасаются, что вы лоббируете какие-то свои интересы?

— Сталкиваюсь и с таким отношением. Это, кстати, наша омская особенность — жить с оглядкой на клановость. Остался у нас такой пережиток: полежаевские, назаровские... Это мне напоминает детские игры: пацаны с Нефтов, пацаны с Амура...

Я предлагаю эффективный инструмент для решения проблем.

А люди переживают, что от этого выиграет условный Иванов, Петров, Морозов, вместо того чтобы просчитать выгоду от этой идеи для региона.

Вы сказали о клановости. Сейчас говорят, что складывается морозовский клан: Бонковский, Макаров, Федюнин... У вас есть какие-то амбиции, выходящие за рамки вашего нынешнего положения?

— У меня принцип простой: если можешь — иди дальше. Я никогда не был папенькиным сынком, которого по блату назначили на теплое место. Никогда не занимал позиции, с которой бы не справлялся. Соответственно все мои дальнейшие амбиции вписываются в этот сценарий. Если есть поддержка, если чувствую свои силы — буду плыть дальше.

Но я себя оцениваю адекватно.

С мастером спорта по плаванию соревноваться не буду.

Это вы так метафорично дали сигнал известному омичу, который недавно засветил свои успехи в плавании в Instagram?

— (Смеется) Можно и так сказать. Что же касается «клана Морозова», то мне не нравится это определение. Я бы назвал нас единомышленниками. Это нормально, когда люди объединяются по интересам.

Вы довольно стремительно ворвались в публичный пул омских бизнесменов и политиков. Как вам это удалось?

— Я ворвался, потому что был заметен. Принцип «через постель», который работает на эстраде, — это не про меня. Я показал, что могу быть харизматичным, авторитетным лидером для Ассоциации развития малого и среднего предпринимательства. Иначе эта организация не отметила бы свое четырехлетие.

Насколько сегодня ассоциация зависит от власти?

— Она самодостаточна. Финансируется мной и членами правления.

Хотите сказать, в областном бюджете нет программ, куда закладываются средства, которые хотя бы косвенно идут на поддержку АРП?

— Никаких субсидий на содержание АРП не получает. Все мероприятия мы проводим на собственные средства и за счет участия в федеральных и региональных грантах на проведение конкретных мероприятий под отчет. В наших рядах есть резиденты «Сколково» потому, что мы их продвигаем, а не благодаря каким-то бюджетным деньгам.

Это одна из легенд, которые сложились в эпоху Павла Кручинского, когда он руководил областным Союзом предпринимателей. Миф о бюджетных миллиардах — не более чем попытка оправдать собственное бессилие.

Вы считаетесь областным идеологом ограничения времени торговли алкоголем. Это как-то не стыкуется с вашей работой по поддержке малого и среднего бизнеса...

— Я всегда говорю коллегам: «Давайте разделять нашу предпринимательскую деятельность и депутатскую». Мы должны отстаивать интересы наших избирателей, даже если они порой противоречат нашим бизнес-интересам. Мы же наркотики не продаем, хотя это тоже хороший бизнес.

А рост алкоголизации населения — это первый вопрос к депутату на любых встречах с гражданами.

Народ ведь спивается потому, что киоски с зельем на каждом углу стоят. А не будет возможности приобрести — человек, глядишь, лишний раз и не выпьет. А не выпьет — не устроит скандал, не будет хулиганить.

Предприниматели говорят — если человек хочет выпить, все равно найдет. Но не в официальном магазине, который платит налоги, а у бабушки в соседнем подъезде, которая гонит непонятную сивуху...

— С момента запрета снижение потребления составило примерно 30%. Стало меньше преступлений в пьяном виде, снизилось число больных, поступающих пьяными в наркодиспансер, упала смертность от алкоголя. Это статистика.

Я по себе знаю — если и удается с друзьями вечером выпить пива, то мы сроду не побежим в ночь «догоняться». Это ерунда полная! Бегают только единицы.

Другой вопрос — почему до сих пор существует незаконная торговля алкоголем? Его нужно задавать правоохранительным органам. Сколько у нас уголовных дел по фактам незаконной продажи? Некоторые точки по 10 раз закрывают! А потом все начинают коситься в сторону людей в погонах...
Эти вопросы нужно выносить на суд общественности. Коррупция должна пресекаться на корню.

А если посмотреть на ситуацию в глобальном масштабе. Все помнят времена, когда нелегальный казахстанский алкоголь активно пошел в обиход. Все знали, где можно его приобрести. В итоге российский рынок скукожился, а соседский расцвел.

— В руках власти есть все рычаги для администрирования этой проблемы. У нас есть Таможенный союз, и нужно придумать, как эффективно бороться с подобным явлением.

За примерами далеко ходить не надо — вспомните, как решался вопрос с автомобильными тонировками. Раньше на парковке у Заксобрания, у правительства все машины стояли с глухой тонировкой. Сейчас вы такого не найдете. Вырос и надзорный, и общественный контроль. Каким бы удостоверением ты ни махал — не поможет.

Я сам всю жизнь ездил с тонировкой. Но когда появилась реальная угроза посидеть за это 15 суток, естественно, растонировал автомобиль.

А как же гражданские права? Вот политконсультант Вадим Дрягин говорит, что государство не может решать за гражданина, когда ему пить...

— Ну, государство не может и решать за человека, когда ему, скажем, плеваться. Но не плюется же Вадим Дрягин в кабинете у губернатора.
Никто никому не запрещает приобрести заранее ящик водки, закрыться дома и выпить его, если здоровье позволяет. Но никто не хочет, возвращаясь домой, видеть пьяные рожи на лавочке. Хочешь праздника — делай его дома или в ресторане.

Ресторанный бизнес, кстати, только выиграл от этих ограничений.

А свой бизнес вы как начинали?

— Всю жизнь я готовился служить Родине, был офицером, но в 1991 году, когда страна развалилась, оказался в непростом положении. Отношение к военным было кошмарным — ни поддержки, ни зарплаты. Пришлось крутиться, искать.

Начал заниматься продажами. Долгое время я выстраивал профессиональную карьеру как продажник и маркетолог. Входил в десятку лучших в этой сфере в Омске.

Я уже имел свой небольшой бизнес, когда устроился заместителем по маркетингу и сбыту в компанию «Оша» к Александру Веретено. Тогда передо мной стоял выбор — развивать свое маленькое дело или применить знания на крупнейших объектах. Я выбрал второе. А когда почувствовал вкус масштабного дела, стал масштабировать свой бизнес.

Сейчас у вас какой якорный бизнес?

— Якорных нет. Я считаю, не стоит складывать все яйца в одну корзину. Люблю заниматься тем, что сложно, что только выходит на рынок.

Говорят, у вас есть чуйка в бизнесе. Скажем, вы создали коллекторское агентство накануне кризиса 2008 года и неплохо на этом заработали...

— Кризис — это всегда время возможностей. У меня такой характер с юношества: когда опасность, стрельба, суматоха — я не паникую. Я вижу цель, быстро соображаю.

Интуиция — это эффективныйинструмент. Со своей интуицией я никогда не спорю.

Вы рисковый человек?

— Я люблю плавать в шторм — ты быстро устаешь, но это огромный драйв. Выбрался на берег, перевел дух — и снова в воду. Когда огромная волна накрывает, стараюсь прислушиваться к внутренним ощущениям: нет отчаяния, есть желание справиться с этой стихией. В свое время я много занимался плаванием.

Поэтому — конечно, это риск, но риск не глупый, а оправданный. Если ты где-то рискуешь, значит, ты должен быть профессионалом.

Досье

Вадим Морозов родился в 1968 году в Омске.

В 1989 году окончил Томское высшее военное командное училище связи (специальность — инженер по эксплуатации средств электросвязи).

В 1992 году завершил курс обучения в Международной академии менедж-мента.

В 1996 окончил ОмГУ (специальность — «Экономист-менеджер»).

До 1991 года служил в вооруженных силах на офицерских должностях.

С 1995 года — гендиректор ряда коммерческих структур, возглавлял региональное представительство MTB Group (Канада).

В 1999 году работал в АТПП «Группа «Оша», затем — управляющим Омской дирекцией ОАО КБ «Сибакадембанк».

В 2003 году — директор ООО «Сибирское кредитное агентство».

В 2004 году создал холдинг консалтинговых предприятий ЗАО «Инновационная Бизнес Группа».

В 2010 году возглавил Ассоциацию развития малого и среднего предпринимательства.

В 2011 году избран депутатом Законодательного собрания Омской области по избирательному округу № 17 (Колосовский, Любинский, Марьяновский и Саргатский районы).

Станислав Жоглик

Фото: Вадим Харламов  

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» №39 (043) 14 октября

Добавить комментарий
Омский кинофестиваль «Движение» в цифрах

Омский кинофестиваль «Движение» в цифрах

«Класс» подсчитал количество фильмов, гостей, зрителей и наград.

Закрытие омского кинофестиваля «Движение» обошлось без губернатора (онлайн-трансляция)

Закрытие омского кинофестиваля «Движение» обошлось без губернатора (онлайн-трансляция)

Впервые за все годы существования фестиваля Виктор Назаров не пришел на церемонию.

«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

Пожалуй, один из самых любопытных фильмов, представленных на фестивале «Движение».

«Бонус» Германики: много шума из ничего

«Бонус» Германики: много шума из ничего

В субботу, в 17:00, в КЦ «Галактика» зрители смогут увидеть пилотный эпизод сериала «Бонус», который презентуют в рамках фестиваля «Движение».

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

В рамках фестиваля «Движение» состоялся закрытый показ пилотного эпизода сериала «Детки». Гости фестиваля смогут увидеть его в субботу, в 17:00, в киноцентре «Галактика».

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

На омском кинофестивале «Движение» дебютировал в качестве режиссера известный музыкант Александр Слободяник.

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

В рамках фестиваля «Движение» в Омск приехал советский и российский актер театра и кино Авангард Леонтьев. На творческой встрече он читал стихи и рассказывал почему-то исключительно о Михалкове.

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретомВидео

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретом

На кинофестивале «Движение» с большим успехом дебютировала этнодрама, снятая школьным директором.

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

В рамках кинофестиваля «Движение», за неделю до официальной премьеры, прошел новый фильм Александра Касаткина — о спасении блокадного Ленинграда от чумы.

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

О том, как жить, если есть некогда, и что есть, если цель — похудеть.

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Красная дорожка, официальная часть, коридоры, фанфары и софиты. Покажем все, что видим сами.

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В нашем городе открылся второй центр зоотерапии.

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

25 апреля в Омске стартует долгожданный V Национальный кинофестиваль дебютов «Движение». В пятидневном киномарафоне участвуют 32 фильма, которые может увидеть любой желающий. «Класс» выбрал ...

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Стихийно-контрастный коллектив группы «Щенки» рассказал «Классу» об однообразии российских городов, перспективах развития группы и таком разном слушателе своего творчества.

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Интерактивный путеводитель по показам и встречам Пятого кинофестиваля дебютов «Движение».