Деловой Омск

Деловой Омск

27 февраля 2014 08.46Статьи

Олег Денисенко: «Гуттаперчевый омбудсмен не нужен даже власти»

Депутат Госдумы от Омской области (фракция КПРФ) Олег Денисенко рассказал «Деловому Омску» о своем опыте работы омбудсменом по проведению амнистии, а также о самом механизме работы уполномоченного по правам предпринимателей. По его словам, если омский бизнес-омбудсмен до сих пор не назначен, значит, это кому-нибудь не нужно.

Олег Денисенко: «Гуттаперчевый омбудсмен не нужен даже власти»

Олег Иванович, на днях озвучены результаты экономической амнистии. Вы участвовали в процессе в качестве омбудсмена по ее проведению. Что можете сказать по поводу результата? 2,5 тысячи человек — это много или мало?

— Смотря с чем сравнивать. Я подключился к этой работе, когда процесс уже шел длительное время. Звучали различные цифры: и 100 тыс., и 50 тыс., и 20 тыс. И журналисты чаще всего меня об этом же спрашивали. Я вынужден был отвечать, что этих цифр не называл, прогнозами не занимаюсь, но мы будем делать все, чтобы количество амнистированных было максимальным. В последнее же время, напротив, говорили о том, что под амнистию попадет едва ли тысяча человек. В итоге 2,5 тысячи.

Почему из всего депутатского корпуса была выбрана именно ваша кандидатура для этой роли?

— Учитывая, что эта должность достаточно коррупциемкая, кандидатуру выбирали тщательно. А поскольку я являюсь заместителем председателя комитета Госдумы по безопасности и борьбе с коррупцией, логично, что моя кандидатура попала в поле зрения. Несмотря на сильную депутатскую загруженность, я вынужден был согласиться. Потому что эта работа связана с людьми, которые попали в сложную ситуацию и которым можно реально помочь. К тому же участие в этом процессе давало бесценный опыт, а также возможность подойти к решению многих вопросов не традиционным способом.

А зачем нужно было придумывать такую специальную должность, чем плох статус депутата Госдумы?

— Мы общались с Борисом Титовым и пришли к такому мнению. Депутат Госдумы и бизнес-омбудсмен — это такие разновеликие категории. А мы хотели эти статусные вещи выровнять, привести к общему знаменателю.

С какими проблемами вы столкнулись в результате проведения амнистии?

— Амнистия шла не очень гладко по двум причинам. Первая — это так называемая переквалификация. Люди, которые проходили по 159 статье — «мошенничество», под амнистию не попадали. Только те, кто проходили по 159.1 или 159.4. То есть, чтобы человека амнистировали, необходимо было переквалифицировать дело из одной статьи в другую. И не всегда это удавалось. Второй момент, более важный и принципиальный, касался возмещения ущерба. Это было обязательное условие. А ущербы встречались разные… И по 100 млн рублей, и больше. И эти ущербы люди возмещать не спешили. Рассмотрим типичную ситуацию: находится человек в местах лишения свободы, отсидел три четверти срока и тут он попадает под амнистию...

Он ведь должен еще дать свое согласие?

— Обязательно. Амнистировать насильно нельзя. Но, допустим, он такого согласия не дает. Говорит: «Зачем мне сейчас возвращать деньги? Я лучше срок досижу, выйду и потом в течение долгих-долгих лет буду его по чуть-чуть гасить».

То есть именно этот пункт негативно повлиял на статистику.

— Можно сказать и так, но здесь необходимо учитывать и другую сторону медали. Да, человек осужден, находится в сложной ситуации, но нельзя забывать и о тех людях, которые реально пострадали от его действий. Без возмещения ущерба амнистия не являлась бы в полной мере актом справедливости.

Что касается самой работы, насколько активно властные органы сотрудничали с вами?

— Я и мой аппарат выстроили вполне рабочую систему взаимодействия с ведомствами, в том числе и региональными, и к нам каждую неделю стекалась вся необходимая информация, статистика, сумма ущербов, разбивка по статьям заключенных и так далее… Мы имели довольно целостную картину того, что реально происходит в регионах. В каких-то областях нам помогали бизнес-омбудсмены, а также представители власти. Мы знали обо всех сложностях и препонах, которые тормозят процесс амнистии. Некоторые регионы слегка задерживали информацию, но на общую статистику это не сильно влияло. С Омской областью, кстати, сотрудничество шло хорошо. Я приезжал и встречался здесь с руководителями УФСИН, Следственного комитета, председателем суда. Обсуждал вопросы переквалификации. Все очень прилично проходило, по-деловому и оперативно.

Сам термин — омбудсмен, его статус пока не слишком понятен для чиновников. Те проблемы в некоторых регионах, о которых вы сказали, видимо, были связаны с этим фактором? Если бы должность звучала по-другому — министр по бизнесу, министр по проведению амнистии, эффекта было бы больше.

— Я изначально понимал, что этот вопрос щепетильный. Если бы отправил запросы силовым структурам в регионы, где меня не знают, и подписался бы омбудсменом по проведению амнистии — это бы звучало не слишком убедительно. Поэтому предварительно я оповестил губернаторов, силовиков, что я депутат Госдумы на такой-то период назначаюсь уполномоченным по проведению амнистии и в связи с этим прошу направлять всю информацию в мой аппарат. А уже потом, когда я отправлял запросы за подписью омбудсмена, все было понятно. Где это не срабатывало, я просто отправлял депутатский запрос.

Есть мнение, что эта амнистия выполняла роль дымовой завесы. Так сказать, подчищала имидж страны на международной арене в преддверии Олимпиады…

— Я так не думаю. Это экономическая амнистия… Она как бы вытекала из того знаменитого тезиса Дмитрия Медведева о том, что пора заканчивать «кошмарить бизнес». Это не притянутая за уши, не конъюнктурная история. Амнистия была реально необходима для оздоровления делового климата в стране. Она ведь проводилась в отношении бизнесменов, которые никого не убивали, не калечили и, наверное, не заслужили такой строгой меры — изоляции от общества.

На ваш взгляд, кто-то сделает для себя выводы из этого урока?

— Сложно сказать, все зависит от каждого конкретного человека. Хочется, чтобы это воспринималось как урок. Не в том, естественно, смысле, что вышедший на свободу теперь будет знать, на чем лучше не попадаться и разработает другую схему мошенничества. Нет. Многие ведь реально оступились, они не хотели причинять вред другим людям, не догадывались о возможных последствиях.

Сколько амнистировано омичей?

— 9 человек. Это средняя цифра по стране, в зависимости от населения или региона, где сосредоточены места лишения свободы. У нас же имеются, скажем так, «профильные» регионы.

За это время у вас была возможность оценить изнутри сам механизм работы бизнес-омбудсмена. Как вы считаете, насколько эта должность эффективна, учитывая, что в ее адрес звучит довольно много скептических оценок?

— Я не разделяю этот скепсис. Это горизонтальная структура, которая должна быть в любом регионе. Вокруг бизнес-омбудсмена формируется площадка, которая позволяет, конечно, при соответствующем желании со стороны власти, получать прямую информацию о том, что происходит на уровне малого и среднего предпринимательства. Крупный бизнес ведь и так на виду у руководителей... Там уже выстроены отношения, другой вопрос — хорошие или плохие, но они есть. А малый и средний бизнес зачастую просто не имеет своего глашатая.
И здесь очень важна личность. Это должен быть авторитетный человек. Это же не общественная должность! Омбудсмен назначается, он фактически чиновник. Власть должна его слышать. Эта должность предполагает гибкость, но и твердость, чтобы не потакать властям в их заблуждениях, и при этом же не искажать информацию, доводить ее адекватно. Чтобы и бизнес понимал, что такой человек не предаст.
Гуттаперчевый омбудсмен, с которым никто не будет считаться, не нужен никому, в том числе и самой власти.

В Омске региональный омбудсмен по делам предпринимателей до сих пор не назначен, впрочем, на этой неделе произошли определенные подвижки в этом вопросе — депутаты рассмотрели соответствующий законопроект.

— Я обсуждал этот вопрос и с губернатором Виктором Назаровым, и с председателем Заксобрания Владимиром Варнавским. До недавнего времени даже положения о бизнес-омбудсмене не было принято. Этот процесс тянулся, как резина. Я для себя это объяснял тем, что у власти просто пока не появилась необходимость в таком человеке. Если бы надобность была — проблему бы решили мгновенно.

Судя по всему, все упирается в кандидатуру... Кстати, вы видите в Омске такого человека?

— Персонально не назову, но идеально, если бы это был депутат Заксобрания, желательно с юридическим образованием. То есть человек, который обладает определенной известностью, авторитетом, умеет работать с людьми, знает основные проблемы малого и среднего бизнеса.

Региональная специфика предполагает эдакую местную клановость. Очень сложно найти человека, который не был бы аффилирован с той или иной бизнес-группой.

— Тогда следует выбирать меньшее из зол. Да, возможно, это будет человек аффилированный, но зато он сможет четко формулировать проблематику. Допустим, он не станет биться за то, чтобы решить проблему предпринимателя, но будет хотя бы ее озвучивать. Это тоже важно.

В этом смысле схема, когда Борис Титов рекомендует кандидатуру, а губернатор ее утверждает, насколько, по-вашему, работоспособна?

— Это золотая середина. Предположим, есть три претендента, и Титов спрашивает у главы региона, дескать, какая кандидатура кажется вам наиболее удачной для сотрудничества. «Первая», — отвечает губернатор. «А мне больше нравится вторая», — говорит Титов. Следовательно, назначаем третью. Я утрирую, конечно. Но главное, что вытекает отсюда — важна работа, а не конфликт.

Справка

Олег Денисенко
Родился в семье военных. В 1983 году окончил Омское высшее общевойсковое командное училище имени Фрунзе, в 1992 году — Военную академию имени Фрунзе, в 2003 году — Российскую академию государственной службы при президенте России. С 1996 года по 1999 год служил старшим офицером отдела антитеррористического центра ФСБ России в Хабаровске заместителем начальника боевого отдела управления «Альфа» Центра специального назначения ФСБ. Участвовал в проведении контртеррористических операций в «Норд-Осте» и Беслане. В 2005 году уволился полковником запаса. С 2005 года возглавлял совет директоров ОАО «Новко».

В 2007 году был избран депутатом Государственной Думы пятого созыва по избирательному списку КПРФ в Омской области. КПРФ получила в области 11,6 % голосов, что дало ей право на один депутатский мандат, однако первый секретарь омского обкома КПРФ Александр Кравец отказался от него в пользу Денисенко. В Госдуме вошел во фракцию КПРФ, занял пост заместителя председателя комитета по безопасности. В 2011 году повторно был избран депутатом Госдумы.

Станислав Жоглик

Статья опубликована в газете «Деловой Омск» №7(011) 25 февраля

Добавить комментарий
6 дней, 19 театров, 14 стран: В Омске открыт V фестиваль «В гостях у Арлекина»

6 дней, 19 театров, 14 стран: В Омске открыт V фестиваль «В гостях у Арлекина»

Театры из из России и Беларуси, Армении и Болгарии, Ирана и Израиля, Казахстана, Китая, Польши, Словении, Финляндии, Франции и Японии прибыли в Омск. Фестиваль открылся традиционным шествием.

Андрей Заберти, «Свидание»: «Пометьте, у гитариста девушки нет. А этим туром еще и денежек заработаем...»

Андрей Заберти, «Свидание»: «Пометьте, у гитариста девушки нет. А этим туром еще и денежек заработаем...»

Трогательная, романтичная молодая группа «Свидание» рассказала «Классу» о повзрослевшей публике, стихах Макгрегора и глупостях.

Нелюбовный треугольник: велотур по ПДД

Нелюбовный треугольник: велотур по ПДД

Тест для автолюбителей, велосипедистов и пешеходов, крайне недолюбливающих друг друга.

Преображение: на сколько Андрей Маслов и Марина Хариби похудели за десять дней?

Преображение: на сколько Андрей Маслов и Марина Хариби похудели за десять дней?

Рассказываем, как ставились личные рекорды: главный врач не зря гарантировал результат.

Алексей Степочкин-Тищенков: «Вожатые омской школы получают до 24 тысяч в месяц»

Алексей Степочкин-Тищенков: «Вожатые омской школы получают до 24 тысяч в месяц»

О мире детей и вожатых, саморазвитии и немного о деньгах — в нашем интервью с создателем школы вожатых в Омске.

Двадцать дорог: первый экскурсионный флешмоб в Омске

Двадцать дорог: первый экскурсионный флешмоб в Омске

24 сентября в Омске пройдет экскурсионный флешмоб, в рамках которого омичи смогут посетить более двадцати экскурсий. Все они будут бесплатные.

Омичи будут отдыхать треть следующего года (КАЛЕНДАРЬ)Инфографика

Омичи будут отдыхать треть следующего года (КАЛЕНДАРЬ)

Из 365 дней 118 будут выходными, в том числе 27 — праздничными.

Красота без жертвФото

Красота без жертв

Участники проекта «За подарками» отправились исследовать салон красоты «Нимфа».

Энтеровирусная инфекция в Омске: как не заболеть и не заразить другихИнфографика

Энтеровирусная инфекция в Омске: как не заболеть и не заразить других

«Новый Омск» приводит рекомендации министра здравоохранения, врача и специалиста Роспотребнадзора.

Начало по-французски в омском ТЮЗе

Начало по-французски в омском ТЮЗе

Новый сезон театр откроет премьерой спектакля по мотивам пьесы Жана Батиста Мольера.

Преображение: Марина Хариби и Андрей Маслов на пути к идеалу

Преображение: Марина Хариби и Андрей Маслов на пути к идеалу

Один месяц, два героя, четыре этапа, один победитель. Вашему вниманию — очередной преобразующий проект «Нового Омска». Поехали!

Тысячи омичей вместе с LВидео

Тысячи омичей вместе с L'ONE танцевали локтями под первым снегом (ВИДЕО)

Несмотря на дождь и, по сообщениям очевидцев, даже снег, — омичи дождались артиста и отстояли концерт. Как это было — в нашей подборке.

Говорит и показывает: на три дня омские улицы станут площадкой для арт-экспериментов

Говорит и показывает: на три дня омские улицы станут площадкой для арт-экспериментов

С 8 по 10 сентября в рамках фестиваля современного искусства «Экспериментальные выходные» омичей приглашают на программы «Смотри!», «Говори!» и «Слушай!»

Александр Могилев, хореограф: «Мы оторвали у «запорожца» аккумулятор, раскидали ДВП у кинотеатра и стали танцевать на шапку»

Александр Могилев, хореограф: «Мы оторвали у «запорожца» аккумулятор, раскидали ДВП у кинотеатра и стали танцевать на шапку»

Топовый хореограф России рассказал «Классу» о столичных провинциалах и закулисье шоу «Танцы».