17 ноября 2014 07.17Общество

Story о потерянном времени

Зрители нового фильма Кристофера Нолана «Интерстеллар» подобны герою означенного фильма, который (внимание, спойлер!) пробивается сквозь время и пространство множественностей. В «Интерстелларе» зашифровано такое количество философских посланий, что каждый найдет загадку себе по душе.

 Story о потерянном времени

Один из самых частых отзывов в соцсетях после просмотра фильма Нолана: «Решил повторить школьный курс физики». А надо бы — не о физике. Надо бы о социологии и истории говорить. Поскольку режиссер прямым текстом едва ли не в самом начале своего, безусловно, шедевра сообщает нам о том скором будущем, которое нас ждет. И будущее это связано отнюдь не с экологической катастрофой и поиском «нового дома» в межзвездном пространстве. В центре «Интерстеллара» — умело закрученной в фантик научной фантастики реквием социализму и гимн либертарианству, оборачивающийся в итоге той же отповедью.

Нолан рисует то, что произошло до начала развития основного сюжета фильма, мелкими шрихами, но так мастерски, что мы видим целую картину. В результате действия, скорее всего, абсолютно демократических механизмов, в обществе будущего к власти приходят социалисты. Идеология подчинения индивидуума интересам общества и государства ложится на добротную почву эсхатологических настроений и, вероятно, экономического кризиса, связанного с перепроизводством товаров и интеллектуальных продуктов. Кто-то «наверху» решает, что лучше других знает, «как правильно», и включает «регулятор» если не наполную катушку, то, во всяком случае, на ту отметку, после которой возвращение к прежнему темпу прогресса невозможно.

Тоталитарное государство, которое показывает нам в первой части фильма Нолан глазами своего главного героя — бывшего летчика Купера и его детей — в основном, младшей, но не по годам смышлённой, дочери Мерфи, — совсем не похоже на государство-утопию из «Звездного десанта». В фильме Верховена по книге Хайнлайна идиотически-радостное государство, в котором высшей ценностью в обществе также была служба Федерации, было хотя бы технологически развитым. Здесь же, в фильме Нолана, мы видим, скорее, упадок империи. Причем, упадок осмысленный, инициированный левыми политиками, ставящими интересы абстрактного общества во главу процесса.

И это выглядит отнюдь не фантастикой, особенно в нашей стране — здесь нолановское «будущее» уже наступило. Глядя на то, как главный герой «хомутает» бесхозный дрон с целью выудить из него солнечную батарею для снабжения своей фермы электричеством, так и вспоминаешь фразу Геннадия Зюганова о том, что «в России даже покрасить не могут то, что было построено в СССР». Директор школы, в которой учатся дети главного героя, словно цитирует полпреда президента в Уральском федеральном округе Игоря Холманских, когда говорит, что «стране уже хватит инженеров, ему нужны «люди труда».

Жена главного героя, как мы узнаем из его короткой реплики, умерла из-за того, что у нее поздно диагностировали рак — в России федеральную программу по борьбе с онкологическими заболеваниями сворачивают в 2015 году. Даже школьные учебники и те не угодили новому правительству: дочь главного героя отстраняют от учебы за использование учебника старого образца, ведь согласно новому регламенту министерства образования, американцы не высаживались на Луне, а вся космическая программа была своего рода «фейком», чтобы вынудить Советский Союз подорвать свою экономику в «космической гонке». Тут вспоминается не только Пелевин и его «Омон-Ра», но и Владимир Путин с его идеей «единого учебника истории», который бы объяснял, «как правильно».

И поскольку мы знаем, к чему привела такая политика «киношного» правительства, мы непременно понимаем обреченность социализма. В худшем случае на голодающих начнут сбрасывать бомбы и закроют космическое агентство, в лучшем — перестанут работать все прежние механизмы рынка. Взгляните, даже основа основ прежнего общества: защита интересов граждан в обмен на налоги больше не работает. Нолан говорит об этом прямо — словами главного героя и его кратковременного оппонента, директора школы: «Как это вы не пустите моего сына в университет? Я ведь плачу налоги! На что-то же они идут?». — «Куп, обществу больше не нужны инженеры, ему нужны фермеры». Государство даже в лице его самых низовых представителей отвергает саму теорию общественного договора, прямо заявляя тем, кто его содержит, что не намерено соблюдать их интересы, поскольку лучше знает «как правильно».

Главный герой Джозеф Купер в исполнении заслуженно расхваленного Мэтью Макконахи — хороший отец и в меру удачливый фермер, бесперспективно грезящий о возвращении в небо (ведь его профессия авиаинженера больше не нужна обществу), словно сходит на экраны из книг Айн Рэнд. Купер с его идеологией («Посмотри, какими мы стали! Люди по натуре — первооткрыватели, исследователи, а не земледельцы!») близок к героям «Атлант расправил плечи» и к предпринимателям в их веберовском понимании. Для него движение и поиск важнее результата.

В своей «космической одиссее» Купер-Макконахи сталкивается не только с «молчаливой бездной», но и с другими либертарианцами-искателями. Однако каждый из них на поверку оказывается не носителем высоких идей, а обычным человеком, который ширмой этих высоких идей прикрывает собственные ошибки и страхи. В конце концов, доктор Брент, отправивший на смерть 16 астронавтов, в том числе собственную дочь, и оправдывающий себя перед лицом коллег борьбой за существование всей человеческой расы, мало чем отличается от астронавта Манна, который ради борьбы за непризнание провала собственной миссии в космосе ставит под удар судьбу всего человечества, но при этом даже для себя возводит ширму заботы о его, человечества, будущем.

И что в данном случае хуже - уверенность в собственном предназначении и непогрешимости либертарианцев Манна и Брента — или осознанная деградация государства руками неназванных социалистов, которую они предпринимают под возгласы о ценностях общества, — еще известно.

И те, и другие теряют один из самых драгоценных ресурсов, которые у нас есть, — время. Не зря главной темой фильма становится Time Ханса Циммера. В погоне за удовлетворением «латунного божка» идеологии социалисты разрушают имеющиеся накопления для прогрессивного рывка вперед и вместо стремления к спасению человечества, которое они уже даже не обещают, ставят его на грань вымирания. А либертарианцы, удовлетворящие свои собственные потребности и свою собственную гордыню, отказываясь признать свои ошибки, теряют время шаг за шагом и вовсе толкают человечество в пропасть. «Социализм победит не потому, что он прав, а потому, что неправы его противники», — написал Чаадаев, предсказывая наше будущее. Поскольку примеры «плохого» либертарианства всегда конкретны, а чудеса «хорошего» социализма всегда абстрактны.

Побеждает же в этом противостоянии идеологий и систем обычный человек. Нолан, пестуя идею о предназначении человека в истории, оставляет огромный простор обычной человеческой эмоции. Оставшись в одиночестве сам и обнаружив одиночество человечества перед лицом вселенной, Купер заряжается теми эмоциями, которые в итоге спасают всех — это любовь, которая не зависит от расстояний. Но любовь не как сиюминутное проявление, а как большое чувство, над воспитанием которого нужно работать. Любовь ведет героев сквозь измерения, не подвластные человеческому разуму пока что.

Любовь указывает направление к будущему дому для всего человечества.

Любовь. И 95 % честности — ведь всю правду знать не обязательно.

Александр Жиров

Фото: http://lostfilmonline.ru/

Добавить комментарий
Омский кинофестиваль «Движение» в цифрах

Омский кинофестиваль «Движение» в цифрах

«Класс» подсчитал количество фильмов, гостей, зрителей и наград.

«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

«Язычники» от Валерии Сурковой: Бог умер, гуляем на свои

Пожалуй, один из самых любопытных фильмов, представленных на фестивале «Движение».

«Бонус» Германики: много шума из ничего

«Бонус» Германики: много шума из ничего

В субботу, в 17:00, в КЦ «Галактика» зрители смогут увидеть пилотный эпизод сериала «Бонус», который презентуют в рамках фестиваля «Движение».

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

«Детки»: одинокий Евгений Цыганов, шпионские страсти и стриптиз

В рамках фестиваля «Движение» состоялся закрытый показ пилотного эпизода сериала «Детки». Гости фестиваля смогут увидеть его в субботу, в 17:00, в киноцентре «Галактика».

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

«В ожидании чуда»: о простых взрослых и непростых детях

На омском кинофестивале «Движение» дебютировал в качестве режиссера известный музыкант Александр Слободяник.

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

Авангард Леонтьев, народный артист РФ : «Ассистенка Михалкова Тася любила портвейн. Но утром была, как стеклышко»

В рамках фестиваля «Движение» в Омск приехал советский и российский актер театра и кино Авангард Леонтьев. На творческой встрече он читал стихи и рассказывал почему-то исключительно о Михалкове.

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретомВидео

«Костер на ветру»: якутская шкатулка с секретом

На кинофестивале «Движение» с большим успехом дебютировала этнодрама, снятая школьным директором.

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

В рамках кинофестиваля «Движение», за неделю до официальной премьеры, прошел новый фильм Александра Касаткина — о спасении блокадного Ленинграда от чумы.

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

ВЕС_ИМЕЕМ: Ода еде

О том, как жить, если есть некогда, и что есть, если цель — похудеть.

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Красная дорожка, официальная часть, коридоры, фанфары и софиты. Покажем все, что видим сами.

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В нашем городе открылся второй центр зоотерапии.

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

25 апреля в Омске стартует долгожданный V Национальный кинофестиваль дебютов «Движение». В пятидневном киномарафоне участвуют 32 фильма, которые может увидеть любой желающий. «Класс» выбрал ...

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Стихийно-контрастный коллектив группы «Щенки» рассказал «Классу» об однообразии российских городов, перспективах развития группы и таком разном слушателе своего творчества.

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Интерактивный путеводитель по показам и встречам Пятого кинофестиваля дебютов «Движение».

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

В социальных сетях разгорается виртуальный спор между поборниками нравственности и защитниками свободы волеизъявлений.