Деловой Омск

Деловой Омск

18 ноября 2014 09.28Статьи

Бизнесмен поневоле

Предприниматель Павел Костюков в 2007 году купил здания бывшей птицефабрики «Октябрьская». Переоборудовав часть птичников под производство индейки, в 2014 году бизнесмен планирует получить первые 100 тонн мяса и выйти на 14 тыс. тонн готовой продукции в год.

Бизнесмен поневоле

Всю жизнь Павел Костюков занимается техническими видами спорта. Занимался мотокроссом, затем стал тренером по велосипедному спорту и даже возглавил омскую профильную федерацию. Однако после развала Советского Союза для воплощения всего задуманного в тренерской профессии Костюкову пришлось уйти в бизнес.

«Тренерское призвание для меня до сих пор остается первостепенным. Я называю себя бизнесменом по несчастью. Предпринимателем я стал, чтобы реализовать свои тренерские амбиции. С начала 90-х годов участвовал в разных проектах. Кстати, уже тогда часть времени уделял птицеводству. В свое время занимался выводом из кризиса Сибирской птицефабрики. И полученный опыт оказался полезным, когда сам купил предприятие», — вспоминает предприниматель.

Завод под снос

Владельцем Таврической птицефабрики Павел Костюков стал случайно. В 2007 году попал на объект, который уже разбирали. В тот момент в голове бизнесмена и возник план восстановить производство.

«Это была одна из крупнейших омских птицефабрик. И мне показалось неправильным, что такой объект будут сносить, ведь его еще можно использовать по прямому назначению. Мы сразу решили, что будем производить мясо индейки. Оно очень полезное, а создание культуры его потребления в стране обе-щает хорошие объемы производства в будущем», — рассказывает Костюков.

В покупку и развитие птицефабрики пришлось вложить средства из других бизнес-проектов, которыми предприниматель занимался еще с начала 90-х годов.

«Первые шаги в бизнесе я начинал как региональный представитель по торговле велосипедами, потом вложился в грузоперевозки. За годы предпринимательства я занимался сразу несколькими проектами одновременно. И все они, как и птицефабрика, не обещали суперрентабельности, но были направлены на рост капитализации. Вообще направления я выбираю с точки зрения надежности. Никогда не вмешивался в рискованные проекты, — объясняет Костюков. — Для большинства банков сельское хозяйство — рискованный бизнес. Поэтому получить кредит на нашу деятельность нереально. А ведь при хорошей кредитной поддержке можно добиться лучших результатов».

Бизнесмен рассказывает, как с 2007 года он обсуждал получение полноценной кредитной линии со многими банками, но в самый последний момент финансисты в кредитовании отказывали. Причинами были финансовые сложности предприятия и кризисные явления в экономике.

«У нас в России кредитная ставка очень высока — деньги стали дорогим товаром. В странах с развитой экономикой можно получить более выгодные кредиты. Мы же работаем на то, чтобы банки процветали. Но несмотря на это средний и малый бизнес испытывают огромные проблемы. Страна по-прежнему опирается на задел еще советского периода. И реализовать сегодня свои идеи весьма тяжело», — сетует бизнесмен.

Пропаганда полезного мяса

Павел Костюков говорит, что все масштабные проекты имеют длительные сроки окупаемости. В частности, вернуть вложения в Таврическую птицефабрику можно лишь через 15 лет. Такой горизонт планирования очень рискованный, и мало кто из предпринимателей готов на это пойти.

Выбрать продукт для производства Костюкову помог опыт спортивной деятельности. Занимаясь велосипедным спортом, тренер не мог не знать о диетах известных спорт-сменов, многие из которых особое внимание уделяют мясу индейки. Но, несмотря на то, что это мясо крайне полезно, в России употреблять в пищу индейку еще не привыкли. Сейчас в нашей стране на душу населения приходится всего 800 г этой птицы в год.

«В Израиле ее потребление достигает 24 кг на душу населения в год, в США — 20 кг, в европейских странах — на уровне 8-10 кг. Мы сразу поняли, что нужно ориентироваться на эти показатели — увеличивать потребление этого продукта в России, пропагандировать его», — объясняет предприниматель.
Слабые традиции потребления индейки у населения — лишь половина проблемы, с которой столкнулся Павел Костюков на первом этапе. Само производство индейки несравнимо сложнее, чем мяса любой другой домашней птицы. Это долгий процесс, требующий терпения и серьезных вложений.
Сложнее всего было рассчитать точку безубыточности. Сегодня, по словам владельца предприятия, нет смысла выпускать индейку объемом меньше 1 тыс. тонн в год. Иначе проект будет убыточным, во всяком случае в нашей стране.

«Есть прецеденты, когда фермеры в Европе занимаются только выращиванием птицы. Но там развита сопутствующая инфраструктура, в которой налажены поставка комбикорма, яиц, инкубирование, переработка и поставка на убой. От фермера требуется только построить птичник, получить суточных цыплят и ветеринарные препараты, а после сдать выращенную продукцию по цепочке в переработку. В России все по-другому. Начиная с советского времени подобные проекты изначально были рассчитаны на замкнутый цикл», — говорит предприниматель.

Предприятие должно заниматься всем: от производства комбикорма, содержания родительского стада и инкубирования до реализации полученного продукта. По расчетам Костюкова, вкладываться в производство не имеет смысла, если не планируешь выйти на объем в 14 тыс. тонн в год и выше. А чтобы такой проект реализовать, нужно вложить в разные производственные периоды до 1,5 млрд рублей.

Общий рынок

Взаимоотношения с проверяющими органами и госструктурами Павел Владимирович видит в философском ключе: главное — чтобы не мешали работать, а возможное наказание соответствовало проступку.

«Я не могу сказать, что контрольные органы требуют чего-то сверхъестественного. Все по закону. Конечно, с позиции потребительского мироощущения, которое господствует в последнее время, можно было бы сказать властям: дайте мне все условия — и я сделаю образцовое предприятие. Но у власти кроме птицефабрики масса текущих вопросов, которые она должна решать», — считает предприниматель.

В Омской области помимо Таврической птицефабрики крупным производителем индейки является «РУСКОМ-Агро». По словам Костюкова, конкуренты считаются первопроходцами на омском рынке индейки.

«Мы с 2007 года хотели производить этот продукт, но экономические сложности постоянно тормозили процесс запуска. Только в этом году мы сделали первую посадку. До этого приобретали тушки и перерабатывали на продажу под торговой маркой «Индея». Сейчас подготовили рынок к собственному производству, которое и запустили. В этом году делаем первый забой и выводим на рынок 100 тонн собственного продукта», — с гордостью рассказывает Костюков.

По его словам, об острой конкуренции между производителями говорить рано. В нашей стране прогнозируется большой рост потребления диетического мяса индейки, и сказать, что рынок перенасыщен, нельзя. Скорее наоборот — все работающие предприятия формируют общий рынок. Если выходить на уровень потребления в 10 кг мяса индейки на душу населения, то всей стране нужно производить 1 млн тонн продукции в год.

Изюминка дистрибуции

У предприятия есть стратегия развития дистрибуции, которая включает в себя не только Омск, но и другие регионы, в том числе столичный рынок.
«Наша транспортная компания осуществляет грузоперевозки в Москву и Питер. И мы столкнулись с тем, что там есть товары, которые нужно везти на восток, а в западном направлении машины идут пустыми. Думаю, это отличное решение — начать загружать поток собственной продукцией. В этом изюминка нашей дистрибуции», — уверен Костюков.

На сегодняшний день ключевая проблема предприятия — формирование команды. В процессе найма персонала владелец компании делает ставку на привлечение молодежи.

«У выпускников опыта еще недостаточно, но обу-чаемость лучше. Сейчас на предприятии трудится смешанный коллектив: есть и опытные сотрудники, и молодые. В совокупности на птицефабрику планируем привлечь около 500 человек. Сейчас работают около 50, их усилий вполне достаточно, чтобы организовать запуск на первоначальном этапе. Проблема в том, что сегодня рынку нужны зоотехники, ветеринары, агрономы, а по резюме к нам хотят прийти юристы, менеджеры и продавцы. Да и уровень их подготовки слабый», — говорит предприниматель.

Преодолеть точку безубыточности птицефабрики Костюков планирует в течение пяти лет.

Александр Набатов

Фото: Вадим Харламов  

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» №44 (048) 1ноября

Добавить комментарий
 Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Анджей Неупокоев, директор тарского драмтеатра: «Культурная сфера не торговля пирожками. Хорошего менеджера мало»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Евгений Лисенков, музыкант: «Не играю на гитаре принципиально. Не хочу быть героем подъездов»

Об омском зрителе, сутках, в которых нет места восьмичасовому сну, и о мечте — в нашем интервью с человеком-оркестром.

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Что омичи могут увидеть в «Старине Сибирской»?

Репортаж о посещении музея-заповедника.

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Хороводы муз в омской «Пушкинке»

Продолжаем серию публикаций о главной библиотеке региона.

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

Айболит родом из Питера: премьера для маленьких омичей

В «Пятом театре» показали спектакль по мотивам сказки Корнея Чуковского.

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Екатерина Солуня, певица: «Оперу ни на что не променяю. Там все вживую и по-настоящему!»

Восходящая звезда родом из Омска, студентка Гнесинки, оперная певица рассказала «Классу» о первых шагах на пути к успеху.

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Михаил Мальцев, директор омского ТЮЗа: «Мы зарабатываем. Но на самообеспечении культура не выживет»

Молодые, перспективные омские культличности — о том, как прививать и умножать культурные коды, а также удерживать муниципальные театры и музеи на плаву.

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

Секс, смерть или попойка: тест на знание «Игры престолов»

В свет вышла первая серия седьмого сезона легендарного сериала «Игра престолов». «Новый Омск» проанализировал все предыдущие сезоны и узнал, как часто здесь убивали, занимались сексом и ...

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Проверено на себе: омская экскурсия по следам Колчака

Рассказываем, что на ней можно увидеть интересного.

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Мгновение — финиш: воскресные скачки на омском ипподроме

Кони, люди, ставки и пыль столбом — в нашем репортаже.

Как омский Шторм в автошколу пошел

Как омский Шторм в автошколу пошел

Александр Шлеменко прошел весь процесс обучения, а «Новый Омск» заснял брутального бойца за рулем.

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Три колеса, пуд соли и тонны силы воли

Как известно, для человека нет ничего невозможного. Недавно посетивший Омск путешественник с ограниченными возможностями здоровья Алексей Костюченко — тому подтверждение.

Тест: Какой из вас Двораковский?

Тест: Какой из вас Двораковский?

Ровно пять лет назад Вячеслав Двораковский официально вступил в должность мэра. За это время омичи так преуспели в его критике и дали ему столько советов, что им впору уже самим сесть в его кресло и показать всем, ...

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Есть или не есть: в Омске прошел второй VegFest

Только вегетарианская еда, спортивные мероприятия, йога, танцы, полезные лектории.