Деловой Омск

Деловой Омск

01 декабря 2014 06.41Статьи

Исторический криз

В период, когда аналитики прогнозируют, а некоторые из них даже констатируют очередной кризис в России, «Деловой Омск» опросил предпринимателей о кризисах 1998 и 2008 годов.

Исторический криз

Всякий предприниматель учитывает риски. Должен учитывать: оценивать возможные неприятности, гипотетические проблемы и планировать бюджет на их решение. Но, как известно, беда приходит незапланированно, в какой-нибудь обычный вторник.

Спустя 16 лет после августовского дефолта я все еще помню, как впервые услышал о нем. Мне было 12 лет. 18 августа 1998 года моя семья возвращалась с отдыха в Россию, и на границе с Украиной люди в форме расспрашивали отца, есть ли у нас с собой доллары. Их не было. Тогда гладко выбритый лейтенант сказал: «В России — дефолт!». Отец оптимистично хмыкнул — денег все равно не было, потому и терять нечего.

Если даже журналист не забыл этот день, то предприниматели, кажется, просто обязаны помнить такой урок экономики. Собственно, они и помнят.

У всех упал. У нас стоит!

Геннадий Фридман, президент ЗАО «Ф-Консалтинг»

fridman

18 августа 1998 года мы с семьей сидели за столом, отмечали 30-летие моего сына. Дело было в Европе. Выйдя из-за стола, мы смотрели буржуйские новости, из которых узнали, что в России дефолт.

В тот период я командовал «Сотовой связью» («Сибирская сотовая связь» — «ДО»). И мне удалось дозвониться до вице-президента компании Владимира Николаевича Килисиди.

К 9 утра следующего дня он был первым в Инкомбанке с готовыми документами на перевод депозитов в доллары. А через полчаса банк прекратил работать.

В России о дефолте объявили 19 августа, но в буржуйских СМИ информация появилась раньше. В тот момент мы успели сохранить депозитные деньги, но потом в течение полугода теряли. После были более серьезные и важные решения. В итоге «Сибирская сотовая связь» менее чем за год в 3 раза увеличила абонентскую базу.

Мы разработали стратегию, и лозунгом компании стала фраза: «У всех упал. У нас стоит!». Мы держали исходный курс рубля, и сегодня очевидно, что мы выиграли.

Кризис 2008 года начался в 2007-м. Он пришел из США, и с ним все было понятно, предсказуемо и ожидаемо. Только те, у кого бизнес был неповоротливым, ничего не могли сделать. Другие, у кого бизнес был мобильным, успевали маневрировать.

В этот кризис мы ничего не выиграли. Какие-то направления, например, автомобильный ритейл, просто встали по всей стране, компании обанкротились. Мы не стали исключением.

Кризис 2008 года так и не закончился. Мы просто привыкли в нем жить.

Денег на такси не хватило

Виталий Путинцев, директор ООО «Чистый город-2005»

putincev

18 августа 1998 года я находился во Владивостоке. Резкое падение рубля я почувствовал на себе в этот же день — мы переживали, хватит ли денег на дорогу домой. В результате билет до дома купили, но на такси из аэропорта уже не хватило.
А в 2008 году я кризиса не почувствовал.

Rado как сувенир

Владимир Волков, председатель совета директоров ИТ Банка

volkov

За пару месяцев до дефолта 1998 года я приступил к обязанностям первого вице-мэра по финансам. В этот период предложил мэру Омска Валерию Рощупкину увеличить бюджетную часть за счет валютных кредитов. Взяв отпуск, за 4 дня до дефолта мы с Валерием Каплунатом в компании наших супруг поехали в Канны.

Первая весточка пришла от Инком-банка — я не мог снять наличные с его карты в банкомате. Это показалось странным. Но выводов мы с Валерием Николаевичем не сделали и, пользуясь старыми знакомствами в Райффайзенбанке, отправились в Вену, где предстояло встретиться с заместителем управляющего банка.

Мы посчитали тогда, что наших знаний немецкого будет достаточно, чтобы вести переговоры о предоставлении Омску кредита, и отказались от переводчика. На встрече мы высказали банкиру свои соображения и описывали ему перспективы вливания капитала в Россию, в Омск. Но по его реакции поняли, что объясняем что-то не то — он смотрел на нас, как на дурачков.

Мы попросили переводчика и снова все ему объяснили. А он нам говорит: «Вы когда в последний раз были в России?» Мы отвечаем: мол вот, 4 дня как выехали. Он опять спрашивает: «А вы знаете, что там происходит? Вы ничего странного не заметили?». Мы говорим: «Нет, только вот банковская карточка деньги не выдает». Тут-то он нас и оповестил, что в России дефолт.

Конечно, ни о каких инвестициях в Россию речи уже идти не могло. На деньги, оставшиеся на банковской карте Инкомбанка, мы купили двое часов Rado: супруге Валерия Николаевича и мне. Мои года два как сломались, но я их храню как сувенир о том времени.

В 2008 году ситуация была иная. Тут мне помогло классическое экономическое образование. Имея базовые знания и доступ к информации, например, Центрального банка, мы могли анализировать ситуацию, и кризис не стал для нас неожиданностью. Мы увидели его раньше, чем предприниматели, которые не имели доступа к информации или не могли ее анализировать. Кризис 2008 года мы фиксировали не на себе, а по показателям.

У вас дефолт, но люди должны отдыхать

Леван Турманидзе, генеральный директор ООО «Летур»

turmanidze

В августе 1998 года я был в Анталье, где подписывал соглашение с гостиницами о приеме омских туристов на 1999 год. О дефолте узнал от омских коллег. До сих пор помню: мне позвонила финансовый директор и сказала: «У нас дефолт». А я сказал: «У вас дефолт, но люди должны отдыхать».

Мы тогда много сил потратили на то, чтобы люди поехали отдыхать по старой цене. Они покупали тур, когда доллар стоил 6 рублей, а летели отдыхать, когда курс вырос до 24. Все потери мы взяли на себя, и вплоть до конца сентября все наши клиенты летали в Анталью по старым ценам.

В 2008 году кризис сказался по-другому. Мы взяли кредит на реконструкцию ТЦ «Летур», но банк неожиданно потребовал вернуть средства. В течение следующих полутора лет мы вели переговоры и пришли в конце концов к мировому соглашению, в рамках которого остаемся до сих пор.

Кризис — это был шанс

Александр Триппель, экс-министр экономики Омской области

trippel

В 1998 году я был директором ОАО «Омскшина». Когда в августе ударил дефолт, импорт рухнул. 90% рынка производителей автотранспорта в России обратились к внутренним ресурсам, в том числе и к нам.

Это было время, когда предприятию нужно было делать рывок — модернизацию оборудования. И я понимал, что у нас есть на это 3-4 года, прежде чем экономика восстановится и заказчики вернутся к импорту.

Но, к сожалению, не все это понимали, и мы имеем завод в том состоянии, в каком он находится сейчас. Здесь комментарии излишни.

Пищевой ритейл просел

Арсен Пономарев, генеральный директор ООО «НоваТор»

ponomarev

В 1998 году я работал начальником торгового отдела у Шкуренко (Виктор, генеральный директор ООО «Торговый дом Шкуренко» — «ДО»). На мне кризис никак не отразился.

В 2008 году я работал коммерческим директором «Геомарта» (директором УК «Геомарт-Ритейл» — «ДО»). Тогда у всех ритейлеров были валютные кредиты, и на них кризис сказался, когда банки стали требовать возвращения средств. У нас же кредитов не было. Пищевой ритейл просел, но не «Геомарт». Нам удалось на 30% увеличить оборот компании.

Я — основной потерпевший

Александр Цимбалист, предприниматель

kvnews.ru

Фото: kvnews

Я — основной потерпевший от кризиса 1998 года. Я занимался пищевым ритейлом и в тот период закупал импортное оборудование. Взял кредит в банке, заключил договор.

Сперва сроки поставки сдвинулись из-за того, что правительство ввело новые таможенные пошлины. А пока я искал деньги, ударил дефолт. Банк потребовал возвращения кредита, оборудование зависло на границе, а я ушел на банкротство.

Запрос на консультации вырос

Вадим Дрягин, директор ООО «ГЭПИЦентр-II»

dragin

Естественно, сам день 18 августа 1998 года я уже не помню. Но могу заметить, что кризис не бывает неожиданным, тем более в предпринимательской среде. Более того, для иных период кризиса как раз является периодом роста, в том числе роста прибыли.

Если говорить предметно о своей сфере, то 98-й год для меня не был кризисным в том понимании, в котором все о нем говорят. Он лишь подчеркнул запросы к нашим услугам. Были серьезные проблемы, связанные с неплатежами: твои заказчики не платят тебе — соответственно ты не платишь своим подрядчикам. Это было. Но спрос на консультационные услуги, в том числе на маркетинговые, только вырос.

Кризис прошел по касательной

Олег Золотов, председатель совета директоров ДСК «Стройбетон»

zolotov

Фото: kvnews

В августе 1998 года я собирался ехать в отпуск. Билеты были уже куплены, и нужно было взять денег с собой. Для начала их нужно было обменять. Обошел обменники и там, собственно, и узнал, что в стране кризис.

Напрямую на нашем бизнесе он не отразился. Если говорить объективно, то сырье строительной сферы (щебень, песок) не подорожало. Мы работаем на внутреннем рынке, и падение рубля напрямую на нас не влияет. Кризис прошел по касательной: у людей стало меньше денег, и они стали меньше покупать квартиры.

Второй кризис наступил для нас летом 2008 года. Был самый пик строительного сезона, но мы распустили людей по домам. Завод не работал несколько месяцев. В то время мы осваивали новый микрорайон, в связи с чем были большие кредиты. Насколько помню, порядка 500 млн рублей. И когда Сбербанк поставил нам эту сумму на досрочный возврат, это, конечно, сильно по нам ударило.

Пришлось выкручиваться — продавать квартиры по заниженной цене, искать новые заказы. Нашли, выкрутились.

Было понимание, что из этой ситуации мы выберемся

Владимир Копман, экс-гендиректор Омского филиала Банка ВТБ

kopman

В 1998 году я руководил Омским филиалом Нефтехимбанка. То, что дело идет к очень неприятному исходу, было ясно уже в 1997 году, поэтому ничего удивительного для меня не было.

О дефолте я узнал в Вене, был в отпуске. На тот момент у меня были 3 банковские карты: Visa, MasterCard и American Express.

Две из них заблокировали, рабочей осталась только American Express. На следующий день я был в Москве, в своем банке, и наблюдал уже второй день кризиса.

Как я уже сказал, ничего удивительного в этом не было — в 2008 году кризис закономерно наполз на страну. Это был ипотечный кризис прежде всего в Штатах. Выдавали кредиты кому попало, в результате американский рынок рухнул и потянул за собой все остальное.

Это был, безусловно, ощутимый кризис, но, несмотря на серьезные проблемы, был не таким ярким, как в 1998 году. Ситуация была крайне тяжелой, но ощущения катастрофы не было. Самое важное, что в 2008 году было понимание, что из этой ситуации мы все выберемся.

Работой я был обеспечен

Владимир Виноградов, конкурсный управляющий

vinogradov

Фото: superomsk

Оба кризиса начинались для меня одинаково. В 1998 году я уже занимался процедурами банкротства, и сначала клиенты приходили за консультациями, а потом предприятия потянулись на банкротство.

То же самое происходило в 2007-2009 годах. Те, кто имели валютные кредиты, импортное оборудование и т. д., потянулись за советом, как быть, а следом — как составить заявление на банкротство. Так и получилось, что работой в тот период я был обеспечен.

Больше скажу: сегодня ситуация повторяется — люди опять пошли за консультациями.

Любой кризис благодатен

Валерий Каплунат, председатель совета директоров ООО «Омсктехуглерод»

kaplunat

Любой кризис — нормальное явление. Его нужно оценивать как результат того, что экономика зашла в тупик. Системы балансов, пропорций, товарообмена, значимости тех или иных отраслей, наверное, просто не соответствуют реалиям, и когда заканчиваются ресурсы, срабатывает уравнивающий фактор. Отсюда болезненная, но естественная перестройка экономики. Поэтому любой кризис благодатен, очистителен. Хотя есть и жертвы: кто не выздоровел, тот умер.

После 98-го года были ликвидированы идиотские диспропорции завышенного курса рубля, при котором отсутствовали живые деньги, а процветал бартерный обмен. Это привело к золотому десятилетию до мирового кризиса в 2008 году.

Даже самый страшный кризис в истории в 1929 году длился несколько дней. Но его последствия — преодоление кризиса, Великая депрессия — длились 10 лет. Так и сейчас: происходит событие, кризис, а потом мы имеем некую депрессию.

Владимир Червонящий

Фото: lawinrussia.ru

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» №45 (049) 25 ноября

Добавить комментарий
«Три дня до весны»: любовь во время чумы

«Три дня до весны»: любовь во время чумы

В рамках кинофестиваля «Движения», за неделю до официальной премьеры, прошел новый фильм Александра Касаткина — о спасении блокадного Ленинграда от чумы.

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

Must see: 10 фильмов омского фестиваля «Движение», обязательных к просмотру

25 апреля в Омске стартует долгожданный V Национальный кинофестиваль дебютов «Движение». В пятидневном киномарафоне участвуют 32 фильма, которые может увидеть любой желающий. «Класс» выбрал ...

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Траектория «Движения»: 5 дней, 32 фильма, 3 мастер-класса

Интерактивный путеводитель по показам и встречам Пятого кинофестиваля дебютов «Движение».

Geely Emgrand GT: билет в бизнес-классФото

Geely Emgrand GT: билет в бизнес-класс

Дебютное выступление в шоу-румах одного из самых современных «китайцев» случилось при полном аншлаге. Крупные порталы еженедельно публиковали новости о флагманском седане четвертого поколения, ...

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Омск #ВДвижении: стрим с открытия V кинофестиваля дебютов

Красная дорожка, официальная часть, коридоры, фанфары и софиты. Покажем все, что видим сами.

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В Омске еще больше детей стали лечить с помощью животных

В нашем городе открылся второй центр зоотерапии.

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Макс Тесли, группа «Щенки»: «Где деньги — туда и пойдем. Как псы. На запах»

Стихийно-контрастный коллектив группы «Щенки» рассказал «Классу» об однообразии российских городов, перспективах развития группы и таком разном слушателе своего творчества.

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

Владимир Золотарь о критике «Матильды»: «Времена жесткой цензуры возвращаются, если уже не вернулись»

В социальных сетях разгорается виртуальный спор между поборниками нравственности и защитниками свободы волеизъявлений.

ВЕС_ИМЕЕМ: Это Спарта!

ВЕС_ИМЕЕМ: Это Спарта!

О незолотой середине, набитых шишках и волшебных пенделях.

Шоу тайм, дорогие мои: сумасшедший Френки в Омске

Шоу тайм, дорогие мои: сумасшедший Френки в Омске

Вадим Демчог, «Арлекиниада», луч света и три часа легендарных текстов.

Покажи мне свой кулич: Инстапасха в Омске

Покажи мне свой кулич: Инстапасха в Омске

Инстаобзор праздничных столов известных омичей.

«Пуля» выстрелила: «Курара» презентовала омичам новый альбомФото

«Пуля» выстрелила: «Курара» презентовала омичам новый альбом

Группа из Екатеринбурга приехала в Омск с седьмым по счету альбомом. О гопниках, властных крысах, провинциальных проститутках и кровососущих кальяны тварях — в одной «Пуле».

Приключения злополучного чемоданчика

Приключения злополучного чемоданчика

В «Лицейском театре» состоялась премьера спектакля «Смешные деньги».

Нападающий омского «Авангарда» Николай Лемтюгов: «Если бы не хоккей — стал бы военным»

Нападающий омского «Авангарда» Николай Лемтюгов: «Если бы не хоккей — стал бы военным»

«Ястреб» подвел итоги сезона, рассказал о своей жене и признался, что готов остаться жить в нашем городе.

«Движение» лучших: 10 самых востребованных актеров омского кинофестиваля

«Движение» лучших: 10 самых востребованных актеров омского кинофестиваля

«Класс» оценил рейтинги фильмов, упоминания имен в местной и зарубежной прессе, а также интерес россиян к актерам, что успели пройтись по красной дорожке в Омске.