Ваш Ореол

Ваш Ореол

30 декабря 2016 17.30Статьи

«И Пашку с собой приводи!»

 Новогодний праздник обещал быть не таким, как обычно.

«И Пашку с собой приводи!»

Валерия МарчукКоллаж Галины Серебряковой

Морозец с утра врезал изрядный, и Ана, постояв в размышлении у подъезда, почти рысцой устремилась на трамвайную остановку, хотя ходу всего-то минут двадцать, если не торопиться. Вагон оказался изрядно промороженный, так что в нём было лишь едва теплее, чем на улице. Спеша с остановки к пятиэтажному, ядовито-зелёному, с большими окнами Дому (так она называла место работы, не вынося противно шипящее словцо «офис», да и конторой эту громаду обозвать как-то несолидно, что ли), Ана гадала, ждёт ли её на широком скользком крыльце Валерка в такой дубак. Ну конечно, вон приплясывает, трёт уши - вот не дурачок, а?

- Ты бы хоть внутрь вошёл, в холл! - упрекнула, подбежав и, резко затормозив, чуть не растянулась на гладкой, в изморози, плитке.

- Видишь, не зря я здесь, - Валерка успел подхватить её под руку. - Привет!

- Опять шапка на затылке, - проворчала Ана. - Завязочки хоть пришей.

- Ага, обязательно, - он засмеялся. - Детский сад на зимней прогулке.

Они вошли в Дом, где у каморки охраны уже неделю стояла очень симпатичная высокая ёлка, обвитая серебристыми гирляндами. Когда её только-только установили, Валерка потрогал иголки и радостно сказал:

- Искусственная! А один в один, на глаз и не отличишь. Терпеть не могу все эти послепраздничные свалки у помоек. А ты?

- Ещё спрашиваешь...

Лифт, просторный, с зеркалом, в котором Ана мельком увидела своё румяное лицо, уже готов был начать подъём, как в последний момент в него заскочил ещё один пассажир, в короткой дублёнке и явно дорогой меховой шапке.

- Здрасьте, Андрей Геннадьевич, - вежливо и тщательно скрыв досаду поприветствовала Ана руководителя своего отдела Ногтева. Тот лишь кивнул, почему-то подозрительно осмотрел Валерку и отвернулся к двери.

В тягостном молчании поднялись на четвёртый этаж. Ногтев стремительно вышагнул и, не оглянувшись, чеканной походкой, громко отбивая каждое движение каблуками, помаршировал в свой отдельный кабинет.

- Ему бы по плацу солдатскому копытами стучать, - пробурчал Валерка, выйдя вместе с Аной, хотя работал этажом выше.

- А ты что промолчал-то?

- Не нравится мне этот парень, а я не привык, знаешь, себя ломать даже ради дутого приличия, - он посмотрел серьёзно.

- Иногда, может, и надо, - Ана вздохнула. - Погоди, через два-три года этот парень, как ты говоришь, у нас высоко взлетит. Не боишься? Вдруг он злопамятный? Заметил, Ногтев тебя «сфотографировал»?

- Тю, - Валерка беспечно махнул рукой. - Свет прямо клином сошёлся. Уж я-то не пропаду. Ладно, я помчался.

Ана улыбнулась:

- Причешись - не забудь. Опять лохматущий. В парикмахерскую отвести под ружьём?

- Да ладно тебе, под ружьём... Сам как-нибудь выберусь, - он обиженно надул губы и тут же расхохотался, взъерошив свои русые, с волной, волосы.

«Какой он всё-таки ещё ребёнок», - подумала Ана, включив компьютер и разложив документы. И сама слегка испугалась чувству не то нежности, не то умиления, которое легонько коснулось сердца. Валерка - просто друг. И всё.

Затренькал телефон.

- Зайди ко мне, - сухо сказал Ногтев. - Есть вопрос.

Этого только и не хватало. Как можно медленнее приближаясь к кабинету пусть маленького, но начальника, она перебирала в уме пункты, которые могли бы дать повод к вызову. Вроде всё было в порядке. Тогда - что?

- Разрешите? - она открыла дверь и, опустив глаза, ждала ответа.

- Да, конечно. Присаживайся. Чего так жмёшься? - Андрей Геннадьевич, откинувшись в кожаном кресле с высокой спинкой, вертел в длинных и тонких пальцах ручку. Таким же длинным и тонким было его бледное лицо с тщательно выпиленным носом, прямым лбом и, может быть, чересчур раздвоенным подбородком. «Мои предки на сто процентов были аристократами, надо бы заняться родословной», - вспомнила она не очень вовремя его слова, сказанные не так уж и давно.

- Эй, ты где? Уж не работой ли так озабочена? - Ногтев с ехидцей прищурил глаза.

- Извините, - сказала Ана. -

Я слушаю.

- Ну-ну, - он облокотился на стол и бросил ручку. - Ты, говорят, новогодний корпоратив саботируешь? Нехорошо. Приказ сверху: быть всем и веселиться. Шеф старался, ресторан подыскал, то-сё...

- Саботирую? Мне сказали, что надо сдать пятьсот рублей. Я сдала. А приходить или нет - моё дело.

- Нет, голубушка, - с какой-то зловещей лаской произнёс Андрей Геннадьевич. - Коллектив свят и незыблем. Ты всё поняла? Кстати, что за тип с тобой в лифте был?

- Это тоже в вашу компетенцию входит? - Ана удивлённо уставилась на него.

- Да ты на него смотрела этак... даже слово подобрать не могу. Жалко мне тебя. Хорошая девчонка. А он нищеброд.

- Зато лучший специалист. Ну, один из лучших... И мне самой решать, с кем дружить.

- Ах дружить? А я-то подумал... В общем, в ресторане быть без всяких отговорок. Потанцуем по старой памяти, - он ухмыльнулся. - Купи новое платье.

Вот не наглец?! Ещё летом Ногтев был просто Андреем, начал типа ухаживать, катал на своей машине, даже в гости напросился, побродил с рассеянным видом по квартире, выдернул со стеллажа потрёпанный томик Фенимора Купера, полистал и пропел тоненьким голосом, довольно противно: «Детство, детство, ты куда ушло?». Мама была очарована его обходительностью, подчёркнутой любезностью, похвалами её варенью, с восторгом внимала речам, как он сейчас подучится у шефа искусству бизнеса (так и сказал!), потом сам станет деловым человеком - дайте срок! Зато отец поглядывал хмуро и не подал на прощание руки. Андрей чуть заметно усмехнулся: не блещет дядя воспитанием. И Ногтев так же внезапно потерял к Ане интерес. Не выдержала, так сказать, проверку хоть на каплю голубой крови. Хорошо, что она не успела потерять голову: хоть и было очень-очень неприятно, но не смертельно. И папа однажды спросил:

- Ты всё ещё встречаешься с этим мечтателем? По-моему, он подлец и ловчила. Срок ему дайте! Дадут... Расстались? Фу, аж от сердца отлегло...

Ногтев торжествовал, когда его назначили руководителем отдела. Прежний в сентябре уволился, весело собрал вещички: «Счастливо оставаться, а я в Москву!». Ана видела, как исказилось завистью лицо Андрея, но никакой мстительной радости не испытала. Ей было всё равно. Ногтев на новом посту первым делом распорядился называть его на «вы», сам же по-прежнему «тыкал», откровенно наслаждаясь властью. Да пошёл он...

…Где-то в середине октября у Аны к концу рабочего дня завис компьютер. Она едва не заплакала: надо было срочно завершить проект.

- Ты сбегай к Валерке Гришину в 501-й. Он наладит, - посоветовала соседка по столу Юля, которая всех знала. - Сисадмины-то тебя на завтра запишут. Только ты с Валеркой поосторожнее, он детдомовский, не ляпни чего. Недавно у нас, после универа.

- Мне Гришин нужен, - сказала Ана, раздумывая, как бы чего не «ляпнуть». - Валерий.

- Девчонки, да вы его достали, - возмутился толстяк у окна. - Валерка, пусть они тебе платят уже!

-Компьютер шалит? - сразу понял и поднялся с места невысокий худой паренёк. - Ну, я ему устрою баню! Ты с какого этажа? А на Диму не обращай внимания - он у нас шутник.

Она всё успела. И надо же: у выхода из здания столкнулась с Гришиным.

- Спасибо ещё раз, Валера. Так выручил... Ты домой? Где живёшь?

- Не за что. Всегда рад. Да тут недалеко. Получил квартиру как «государственное дитя», - не стал скрывать он. - Но я там не один. Меня Пашка ждёт. Щенка в начале лета подобрал у помойки.

- Почему Пашка?

- Не знаю даже. Он такой небольшой вырос, рыженький. А почему у тебя такое странное имя?

- Когда я родилась, папа хотел назвать меня Анной, а мама Настей. Кое-как мама победила. Хотя как сказать... Когда в школьном классе оказалось пять Насть, я стала Аной. Такая вот история с Анастасией.

- Забавно, - Валерке явно не хотелось с ней расставаться. - Ладно, пока. Пашка там озверел от голода.

За ужином Ана рассказала о нём.

- Да как же он там один, ну, с собакой этой? - закручинилась мама. - И ни матери, ни отца... Куда делись-то?

- Не буду же я сразу в душу лезть.

- Ты вот чего, позови-ка его к нам в субботу, я блинчиков напеку, обед приготовлю, а то он, поди, лапшу из стаканчиков ест.

Валера стеснялся, но, увидев компьютер в комнате Аны, оживился:

- Я тебе сей момент такую программу поставлю - ахнешь.

В самый интересный момент раздался голос мамы:

- Доченька, мне тётя Валя из Саратова звонит. Блин сгорит!

- Сиди и вникай, - вскочил Валера, - я сам допеку.

- Жизнь всему научила, - объяснил он позже. - Если на даче что помочь надо - пожалуйста.

- Я сарайчик переделать хочу, кирпичный поставлю - закинул пробный шар отец.

- Только позовите. Я же пока учился на стройке подрабатывал.

После работы Валера ждал её внизу, в холле.

- Ты чего грустная?

- На корпоратив не хочу. Пьянка - да и всё.

- А мы тихо сбежим, не расстраивайся.

- Слушай, приходи на Новый год к нам! Мои рады будут, не сомневайся.

- Спасибо, но Пашка один ночью не привык, выть будет. Было уже раз...

- И Пашку с собой приводи! Нашёл, тоже мне, проблему. Мама ему лучшую косточку прибережёт...

Материал опубликован в газете «Ваш ОРЕОЛ» № 52(937) от 28 декабря 2016 г.

Добавить комментарий
Культурный отдых

Культурный отдых

В эту субботу корреспонденты «Класса» посетили омскую «Ночь музеев». О том, где заканчивается массовый и начинается «культурный» отдых, — в итогах прогулки по бульварам.

К лету готовы?

К лету готовы?

19 мая в рамках пресс-тура журналисты посетили три городских парка, чтобы узнать об их готовности к летнему сезону. Как это было — в нашем репортаже.

Приведи себя в форму к лету

Приведи себя в форму к лету

«Новый Омск» вместе с приглашенными экспертами протестировал несколько крутых и зажигательных идей для презентов.

В Омске живет самая сильная женщина планеты

В Омске живет самая сильная женщина планеты

Рассказываем, чем она занимается и как завоевала это звание.

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Ну что вы, право: как взять iPhone в кредит и не питаться «дошираками»

Просто о сложном в новом проекте с гендиректором «Мастер Права» Андреем Дудко. Плюсы, минусы, подводные камни покупки «айфона» или еще чего-либо особо ценного в кредит — в первом ...

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

ВЕС_ИМЕЕМ: Быть легче

О вкусных перекусах, промежуточных итогах и финишной прямой.

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

Алишер Хамидходжаев, кинооператор: «В наше время надо бы оценивать уровень свободы, а не следование канонам»

О цвете кино, любви к актерам и необходимости экспериментов — в нашем интервью.

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

ВЕС_ИМЕЕМ: игра на вылет

О разбитых носах, тренировках на выживание и играх на выбывание.

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Егор Корешков: «После «Горько» мне предлагали сыграть много похожих персонажей, но повторяться неинтересно»

Актер Егор Корешков, известный широкой публике как жених в фильмах «Горько» и «Горько-2», рассказал «Классу» о гениях, «Восьмидесятых» и «Оптимистах».

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Перелет Париж — Омск был самым дальним в мире

Рассказываем о рекорде из прошлого.

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Александр Дыбаль: «Мы хотели пригласить Скабелку в «Авангард» еще год назад»

Председатель совета директоров клуба оценил прошедший сезон.

Сергей Пускепалис: «Актер на сцене — гладиатор, манипулирующий публикой. Я в этом смысле уже профнепригоден»

Сергей Пускепалис: «Актер на сцене — гладиатор, манипулирующий публикой. Я в этом смысле уже профнепригоден»

Актер, режиссер, заслуженный артист России рассказал «Классу» об экзистенциализме, женщинах в кино и российской живучести.